Текст выступления адвоката Пастухова П.А. по уголовному делу по обвинению Бакмана Д.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ в суде апелляционной инстанции

Двадцать шестого июля 2013 года мировым судьей судебного участка № 93 Центрального АО г. Омска Бакман Дмитрий Юрьевич был признан виновным по ст. 315 УК РФ. По апелляционной жалобе адвоката Пастухова П.А. приговор мирового судьи был отменен, а дело направлено прокурору для устранения препятствий по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ для дополнительного расследования.

По кассационному представлению прокурора, не согласного с решением суда апелляционной инстанции, Президиумом Омского областного суда данное решение было отменено, а дело направлено в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда.

При новом апелляционном рассмотрении суд согласился с позицией защитника Пастухова П.А., отменил обвинительный приговор и вынес по делу оправдательный. Данный приговор государственным обвинением не обжаловался.


 

Уважаемый суд, участники процесса! 

Приговором мирового судьи судебного участка № 93 Центрального административного округа г. Омска от 26 июля 2013 года Бакман Дмитрий Юрьевич признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в сумме 30 000 рублей.

Уже один раз суд апелляционной инстанции отменял данный приговор как незаконный. Кассационным судом это решение было отменено, но даже прокурором не ставился вопрос о признании законным приговора суда первой инстанции, очевидно — он не соответствует требованиям закона и должен быть отменен. Но сегодня нам нужно двигаться дальше, сегодня нужно принять решение по существу непростого и затянувшегося дела.

Защита полагает, что финальной точкой этого дела должен стать оправдательный приговор. Иначе и быть не может по делу, изобилующему огромным количеством нарушений уголовно-процессуального закона, незаконным обвинением.

Так, Бакман Дмитрий Юрьевич признан виновным в совершении следующих действий.

Являясь на основании протокола № 3 общего собрания учредителей ООО «ПКФ «Профиль» от 23.11.2009 года  единоличным исполнительным органом — директором общества с ограниченной ответственностью «ПКФ «Профиль», зарегистрированном и фактически расположенном по адресу: г. Омск, ул. Герцена/Фрунзе, 80/18, наделенный согласно Уставу ООО «ПКФ «Профиль» и ФЗ «Об акционерных обществах» полномочиями действовать без доверенности от имени общества, издавать приказы, распоряжения и  давать указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества, т. е., являясь служащим коммерческой организации, в период с 14.02.2012 года по 21.06.2012 года воспрепятствовал исполнению вступившего в законную силу решения суда при следующих обстоятельствах.

По решению Арбитражного суда Омской области № Ф46-12726/2010 от 05.03.2011 года, вступившего в законную силу 04.07.2011 года, ООО «ПКФ «Профиль», ООО «Омский Профиль» обязано к выплате в пользу ОАО «Омскметаллоопторг» 544 973 рублей 90 копеек основного долга, 60 000 рублей пени,  и 15 722 рублей 53 копеек расходов по уплате государстенной пошлины с каждого из ответчиков. 23.08.2011 года на основании исполнительного листа № АС 001485901 от 05.03.2011 года в отделе СП по ЦАО г. Омска № 1 УФССП России по Омской области возбуждено исполнительное производство.

Определением Арбитражного суда Омской области от 11.01.2012 года по делу А46-12726/2010 произведена замена стороны исполнительного производства, взыскатель ОАО «Омскметаллоопторг» заменен на ООО «Омский профиль». Однако директор ООО «ПКФ «Профиль» Юакман Д.Ю., находясь по адресу: г. Омск, ул. Герцена/Фрунзе, 80/18, офис 726, достоверно зная о вступившем в законную силу 04.07.2011 года вышеуказанном судебном решении, получив лично 14.02.2012 года копию постановления о возбуждении исполнительного производства, содержащего предупреждение об уголовной ответственности  по ст. 315 УК РФ, а также достоверно зная, что судебный пристав-исполнитель обратил взыскание на денежные средства, находящиеся на расчетном счете общества в омском филиале АКБ «Абсолют-банк» в связи с принудительным списанием 15.02.2012 года денежных средств в размере 1 389 рублей в счет погашения задолженности, умышленно, не желая дальнейшего принудительного списания денежных средств в счет погашения задолженности по судебному решению, 28.03.2012 года открыл новый расчетный счет в омском филиале ОАО «Россельхозбанк». Об открытии расчетного счета ИФНС № 1 по ЦАО г. Омска и судебному приставу-исполнителю не сообщил.

В продолжение своего преступного умысла, он в период с 28.03.2012 года по 21.06.2012 года, продолжая осуществлять финансово-хозяйственную деятельность общества , при этом мер к исполнению судебного решения не принимал. Имея реальную возможность в полном объеме погасить задолженность по судебному решению, в связи с поступлением денежных средств на вновь открытый расчетный счет  ООО «ПКФ «Профиль», умышленно,  руководствуясь ложно понятыми интересами организации, использовал денежные средства в размере 974 601 рубля 74 коп. на цели, не связанные с исполнением судебного решения, тем самым воспрепятствовал исполнению  вступившего в законную силу решения суда.

Полагаю, что доводы следствия и выводы суда первой инстанции, изложенные в приговоре об умышленности действий Бакмана Д.Ю., о его осведомленности об аресте основного счета,  а также о его обязанности сообщить об открытии нового расчетного счета судебному приставу-исполнителю, не соответствуют  и не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Отвергая доказательства стороны защиты, суд указал, что критически относится  к их содержанию, однако, не мотивировал, почему и почему принял за основу доказательства  стороны обвинения, имеющие существенные противоречия.

Защита полагает, что приговор суда содержит существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности Бакман Д.Ю. а также на правильность квалификации его действий с точки зрения уголовного закона, что в свою очередь, повлекло неправильное его применение.

1. Так, суд в приговоре вслед за органами дознания указал, что периодом совершения преступления является время с 28.03.2012 года по 21.06.2012 года. При этом суд указал, что началом преступных действий Бакмана Д,Ю. является открытие нового расчетного счета в омском филиале ОАО «Россельхозбанк» и не сообщение  об открытии расчетного счета ИФНС № 1 по ЦАО г. Омска и судебному приставу-исполнителю. В дальнейшем Бакман Д.Ю., имея возможность исполнить решение суда, направил денежные средства организации в размере 974 601 рубля 74 коп. на цели, не связанные с исполнением судебного решения, тем самым воспрепятствовал исполнению  вступившего в законную силу решения суда. Таким образом, умышленные действия Бакмана Д.Ю., по-мнению суда, начинаются с 28.03.2012 года. По — мнению суда, все действия Бакмана Д.Ю., образующие состав преступления, связаны с открытым расчетным счетом и движением по нему денежных средств.

В связи с этим у защиты возникает обоснованный вопрос. Почему временем окончания преступной деятельности Бакмана Д.Ю. является 21.06.2012 года? Согласно материалам дела, 21.06.2012 года указанный расчетный счет был закрыт. Видимо к этой дате «привязано» обвинение, суд также повторил ее в приговоре. Между тем, как установлено в ходе судебного следствия 04 июня 2012 года в отношении расчетного счета ООО «ПКФ «Профиль» ССП по ЦАО № 1 г. Омска применены меры взыскания — вынесено постановление о наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счете, которое было принято к исполнению банком, инкассовое поручение выставлено банком в картотеку. Таким образом, ССП по ЦАО г. Омска были заблокированы операции по счету в «Россельхозбанке». Указанное полностью подтверждается выпиской из омского филиала «Россельхозбанка» (т. 1, л.д. 59-64), из которой видно, что последние операции по счету были совершены 31 мая 2012 года. Более никаких операций по счету не производилось. Исходя из позиции суда, преступными являются действия Бакмана, связанные с открытием расчетного счета, а также направление денежных средств организации на цели, не связанные с исполнительным производством. Таким образом, действия Бакмана Д.Ю., которые, по мнению суда, образуют состав преступления, были окончены к 04.06.2012 года, поскольку по арестованному счету он никаких действий даже при большом желании произвести не мог. Более того, защита полагает, что, исходя из позиции суда, действия Бакмана Д.Ю., связанные с перечислением денежных средств со счета были уже окончены 30 мая 2012 года, когда с расчетного счета в «Россельхозбанке» были перечислены денежные средства ЧОП «Добрая воля» за оказание охранных услуг.  Таким образом, защита полагает, что исходя из содержания приговора в части описаний действий Бакмана Д.Ю., направленных на совершение преступления, преступление было окончено 30 мая 2012 года, но никак не 21.06.2012 года. Защита полагает, что суд не установил надлежащим образом время совершения преступления, хотя был обязан сделать это  в силу положений ст.ст. 299, 73 УПК РФ, Постановления Пленума ВС № 1 от 29.04.1996 г. «О судебном приговоре». Более того, все доказательства, позволяющие точно установить время совершения преступления в деле имелись. Таким образом, выводы суда о периоде совершения преступления не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании и точное время совершения преступления не установлено.

2. Как уже было указано выше, одним из вмененных действий Бакмана Д.Ю., повлекших неисполнение судебного решения, является открытие расчетного счета. Однако само по себе открытие расчетного счета, наличие денежных средств, и направление их на хозяйственную деятельность не означает, что все указанные действия совершаются с целью неисполнения судебного решения.

Закон не запрещает юридическому лицу открывать любые расчетные счета в любых кредитных организациях без ограничения их количества и времени их открытия. Материалами  уголовного дела не доказан факт того, что Бакман Д.Ю. открыл счет именно для того, чтобы воспрепятствовать исполнению имеющегося судебного решения, а не для осуществления обычной хозяйственной деятельности. В своих показаниях Бакман Д.Ю. поясняет, что счет в Омском филиале ОАО «Россельхозбанк» был открыт им потому, что тарифы его больше устраивали, отделение банка находилось рядом с офисом и впоследствии он собирался кредитоваться в указанном банке. Также свидетель Бакман Ю.И. показал суду, что ему со слов Бакмана Д.Ю. известно, что тот собирался открыть счет для кредитования. Обвинение не представило доказательств, опровергающих позицию Бакмана Д.Ю. В связи с чем защите не понятно, на основе каких материалов, в соответствии с какими доказательствами дознание и суд делает вывод о том, что счет был открыт именно для воспрепятствования исполнению судебного решения. Это не более чем предположение, которое не может быть положено в основу обвинения.

Кроме того, само по себе открытие счета с необходимостью не может влечь за собой невозможность исполнения судебного решения. «Пустой» счет никоим образом не препятствует исполнению решения суда и не влечет за собой с необходимостью невозможность его исполнения. Нет денежных средств на расчетном счете - нет исполнения при любых условиях. Таким образом, открытие расчетного счета не является действием Бакмана Д.Ю., повлекшим неисполение судебного решения. О совершении неправомерных действий можно говорить лишь в том случае, когда на расчетном счете имеются денежные средства и лицо их либо умышленно прячет от судебного пристава, либо просто игнорирует исполнение судебного решения, направляя денежные средства на иные, отличные от исполнительного производства,  цели. Опять же, только в том случае, если он это делает умышленно. Об умысле, в том числе, может свидетельствовать открытие другого расчетного счета лицом, которому известно о применении к основному счету процедур принудительного взыскания. Между тем, как показал в ходе судебного следствия Бакман Д.Ю., ему об аресте основного счета стало известно летом 2012 года, когда по нему удержали денежные суммы, поскольку этим счетом он не пользовался. Судебный пристав или банк не сообщали ему о принятых к расчетному счету мерах взыскания, что подтвердил судебный пристав-исполнитель Полушенко в судебном заседании.

Тем не менее суд в приговоре указал,что к доводам подсудимого Бакмана Д.Ю. о том, что ему не было известно об аресте, наложенном на расчетный счет в АКБ «Абсолют-Банк»  суд относится критически, поскольку Бакманом Д.Ю., как директором ООО «ПКФ «Профиль» 14.02.2012 года было получено постановление о возбуждении исполнительного производства, которым Бакман Д.Ю. был предупрежден о возможности наложения ареста на имущество должника. Кроме того, как указал суд в приговоре, Бакман Д.Ю. как директор ООО «ПКФ «Профиль» в установленном законом порядке вправе был ознакомиться с материалами исполнительного производства и получить сведения о наложении ареста на расчетный счет ООО «ПКФ «Профиль» в «Абсолют-Банке».

Как видно, аргументы суда в части недоверия показаниям Бакмана Д.Ю. не имеют ничего общего с утверждениями, основанными на исследованных доказательствах, а являются лишь предположениями, не основанными на законе. Так, упоминание о возможности наложения ареста на имущество в постановлении о возбуждении исполнительного производства не влечет за собой с необходимостью наложения такого ареста, поскольку в соответствии с ФЗ «Об исполнительном производстве» наложение арестам на имущество  - право судебного пристава-исполнителя. Из данного постановления и существующего законодательства Бакман Д.Ю. никак не мог сделать вывод о том, что его счет арестуют. Аналогичным образом законом не предусмотрена обязанность Бакмана Д.Ю. знакомиться с материалами исполнительного производства, тем более, для того, чтобы узнать о примененных принудительных мерах взыскания. При этом, и в первом, и во втором случаях речь идет о не о том, что Бакман Д.Ю. знал об аресте расчетного счета, а том, что он должен был сделать, по-мнению суда, для того, чтобы узнать об аресте счета, что, согласитесь, совсем не одно и то же.  Более того, указанная позиция суда, объясняющая по его мнению факт осведомленности Бакмана Д.Ю.об аресте счета, не может иметь ничего общего с термином «достоверно зная», который суд использовал в описании преступления. Достоверность предполагает точное знание лица о том или ином событии, суд же указывает, что Бакман Д.Ю. должен был знать. Таким образом, суд, указав в обвинении о том, что Бакман Д.Ю. достоверно знал об аресте счета, в качестве доказательств использовал свои собственные предположения о том, что Бакман Д.Ю. должен был знать об аресте счета, таким образом, подтвердив позицию подсудимого,  что на момент открытия  расчетного счета в «Россельхозбанке» он информацией о применении принудительных мер взыскания к расчетному счету в АКБ «Росбанк» не обладал. Суд не установил факт, который должен был установить: знал или не знал Бакман Д.Ю. об аресте счета, а ограничился подменой понятий. Суд не привел доказательств, а ограничился описанием предположений в приговоре, при этом, ни на чем не основанных. Суд неуклюже поддержал версию обвинения и немотивированно отверг утверждение защиты.

Между тем, если если в приговоре суд ограничился лишь предположениями, а не доказательствами, то данные Бакманом Д.Ю. показания о своей неинформированности об аресте счета и причинах открытия им иного расчетного счета, полностью подтверждаются в этой части показаниями свидетеля Кабанцевой, которая пояснила, что ей, как представителю Бакмана Д.Ю. в исполнительном производстве, об аресте расчетного счета стало известно только в июне 2012 года, когда судебный пристав – исполнитель произвела процессуальное правопреемство и начала действий, направленные на исполнение судебного решения. Бакман Д.Ю. в течение февраля – мая 2012 года ни разу не говорил ей о том, что расчетный счет арестован. Судебный пристав – исполнитель ей также об этом не сообщала (протокол судебного заседания от 16.07.2013 года). Из показаний  свидетеля Бакмана Ю.И. следует, что он, как один из учредителей ООО «ПКФ «Профиль» об аресте счета в «Абсолют-банке» не знал. Более того, от директора ООО «ПКФ «Профиль» Бакмана Д.Ю. он также ни разу не слышал о том, что расчетный счет арестован (протокол судебного заседания от 16.07.2013 года).  В материалах уголовного дела отсутствуют доказательства уведомления ООО «ПКФ «Профиль», лично Бакмана Д.Ю. или его представителя об аресте счета, исходящие как от судебного пристава-исполнителя, так и от банка. В связи с указанным защита полагает, что в ходе судебного следствия позиция Бакмана Д.Ю. не была опровергнута, факт его осведомленности об аресте счета в «Абсолют-банке» обвинением не доказан, судом не установлен, а выводы суда в этой части         не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

3. Суд в приговоре указал, что Бакман Д.Ю. не уведомил ИФНС и судебного пристава  - исполнителя об открытом расчетном счете в ОАО «Россельхозбанк», тем самым повторив конструкцию обвинения, предложенную органом предварительного расследования. Очередное утверждение органа дознания, с которым суд не разобрался или не захотел разбираться.

Защита полагает, что указанные утверждения суда, изложенные в приговоре, не имеют под собой никаких оснований.

Так, в соответствии с налоговым законодательством ООО «ПКФ «Профиль» обязано было в 7-и дневный срок уведомить налоговый орган об открытии счета. ООО «ПКФ «Профиль» этого не сделало. Однако, как следует из материалов дела, сведения об открытом 28.03.2012 года расчетном счете уже 30.03.2012 года поступили в ИФНС № 1 по ЦАО г. Омска, о чем указывает в своих показаниях сотрудник указанного налогового органа Жигайло Е.Э., т. е. в течение трех дней и на четыре дня ранее конечного срока выполнения такой обязанности со стороны ООО «ПКФ «Профиль». Более того, ИФНС отслеживается информация об открытых расчетных счетах с целью контроля за организациями и привлечения последующих к ответственности, что и произошло с ООО «ПКФ «Профиль», которому претензии со стороны ИФНС были предъявлены вскоре после истечения срока на направление уведомление об открытии расчетного счета. Зная о том, что в ИФНС имеются данные об открытии расчетного счета в ОАО «Россельхозбанке»,  Бакман Д.Ю.  не стал направлять соответствующее уведомление в ИФНС по истечении 7 дневного срока, поскольку хоть на восьмой, хоть на двадцатый день направленное уведомление все равно влечет привлечение к ответственности.

Таким образом, действия Бакмана Д.Ю. в части не уведомления налогового органа об открытии расчетного счета не повлекли и не могли повлечь никаких последствий в виде невозможности судебному приставу-исполнителю получить в ИФНС сведения об имеющемся в «Россельхозбанке» расчетном счете и наложения ареста на денежные средства, имеющиеся на указанном расчетном счете.  

Позиция органа дознания и суда о том, что желание скрыть факт открытия расчетного счета есть проявление умысла на воспрепятствование исполнения судебного решения не выдерживает никакой критики по следующим основаниям. Бакман Д.Ю., являясь руководителем организации, также являлся и лицом, ответственным за ведение бухгалтерского учета. В связи с указанным, Бакману Д.Ю. достоверно известно о том, что в соответствии с требованиями п. 8 ст. 846 ГК РФ банки обязаны в 5-дневный срок сообщать об открытии счетов организаций и индивидуальных предпринимателей налоговым органам (п. 1 ст. 86 НК) по месту регистрации владельцев счетов, никак не мог планировать и предвидеть, что сведения об открытом им расчетном счете не будут известны налоговому органу и службе судебных приставов-исполнителей.  Аналогичные требования предусмотрены также п. 4 ст. 5 Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в соответствии с которым сведения о банковских счетах юридических лиц и индивидуальных предпринимателей должны сообщаться банками в регистрирующий орган не позднее 5 дней со дня открытия текущих (расчетных) счетов юридического лица или индивидуального предпринимателя в порядке, установленном Правительством РФ. Такой порядок установлен, например, Правилами ведения единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей и предоставления содержащихся в нем сведений, утв. Постановлением Правительства РФ от 16.10.2003 N 630 "О Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, правилах хранения в единых государственных реестрах юридических лиц и индивидуальных предпринимателей документов (сведений) и передачи их на постоянное хранение в государственные архивы, а также о внесении изменений и дополнений в Постановления Правительства Российской Федерации от 19 июня 2002 г. N 438 и 439" (СЗ РФ, 2003, N 43, ст. 4238).

Таким образом, существующий учетный порядок открытия расчетных счетов не позволяет скрыть или утаить факт открытия расчетного счета от налогового органа и, следовательно, от службы судебных приставов-исполнителей в тех случаях, когда последние истребуют соответствующую информацию. Указанное полностью подтвердила свидетель — сотрудник налогового органа Жигайло Е.Э., которая указала, что из банка всегда в трехдневный срок поступает информация об открытии расчетного счета. Фактически, ИФНС предусмотренный законом 7-и дневный срок для сообщения организацией об открытии расчетного счета отслеживается лишь для привлечения должностных лиц к административной ответственности. Если бы запрос от пристава поступил, то даже при неуведомлении организацией об открытии расчетного счета ИФНС предоставила ССП информацию об открытии расчетного счета (протокол судебного заседания от 27.05.2013 года).  

Более того, защите не понятно, в связи с чем это Бакман Д.Ю. обязан был сообщить об открытом расчетном счете судебному приставу. Закон не предусматривает обязанности должника в любом случае сообщать судебному приставу — исполнителю об открытых расчетных счетах организации. В соответствии с п. 7 ст. 69 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве» должник по требованию судебного пристава-исполнителя обязан представить сведения о принадлежащих ему правах на имущество, в том числе исключительных и иных правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, правах требования по договорам об отчуждении или использовании указанных прав, в размере задолженности, определяемом в соответствии с частью 2 настоящей статьи. Между тем, как установлено стороной защиты, как в материалах уголовного дела, так и в материалах исполнительного производства такие требования в ООО «ПКФ «Профиль» во вменяемый период с 28.03.2012 по 21.06.2012 года отсутствуют. Не отрицает указанные факты и допрошенный в ходе судебного заседания судебный пристав-исполнитель Полушенко Ж.Н, которая показала, что законом не предусмотрено обязательное сообщение в ССП сведений при открытии расчетного счета. При этом, она не запрещала ни в устной, ни в письменной форме ООО «ПКФ «Профиль» открывать новые расчетные счета и не запрещала расходовать с них денежные средства Она не вручала требования и не просила в устной форме сообщать о фактах открытия новых расчетных счетов (протокол судебного заседания от 27.05.2013 года).

В соответствии с п. 8 ст. 69 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве» если сведений о наличии у должника имущества не имеется, то судебный пристав-исполнитель запрашивает эти сведения у налоговых органов, иных органов и организаций, исходя из размера задолженности, определяемого в соответствии с частью 2 настоящей статьи. При этом у органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на имущество, лиц, осуществляющих учет прав на ценные бумаги, банков и иных кредитных организаций судебный пристав-исполнитель запрашивает необходимые сведения с разрешения в письменной форме старшего судебного пристава или его заместителя. Взыскатель при наличии у него исполнительного листа с неистекшим сроком предъявления к исполнению вправе обратиться в налоговый орган с заявлением о представлении этих сведений. В соответствии с п. 9 этой же статьи у налоговых органов, банков и иных кредитных организаций могут быть запрошены сведения:

1) о наименовании и местонахождении банков и иных кредитных организаций, в которых открыты счета должника;

2) о номерах расчетных счетов, количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте;

3) об иных ценностях должника, находящихся на хранении в банках и иных кредитных организациях.

Между тем, как установлено стороной защиты, в период времени с 28.03.2012 года по 21.05.2012 года судебный пристав — исполнитель вообще не запрашивала соответствующие сведения в налоговом органе. Впервые такие сведения были запрошены 21.05.2012 года (запрос 91915/12/05/55, а получены 31.05.2012 года. Только 04.06.2012 года судебный пристав-исполнитель наложил арест на данный счет. При этом, принудительное взыскание началось только тогда, когда судебным приставом было вынесено постановление о замене стороны (также 04.06.2012 года).

Таким образом, в период с 28.03.2012 года по 03.06.2012 года меры принудительного взыскания к данному расчетному счету не применялись, а приставу никто не препятствовал:

- в направлении требований на имя руководителя ООО «ПКФ «Профиль» Бакмана Д.Ю. о предоставлении сведений об открытых расчетных счетах, в том числе, в ОАО «Россельхозбанк»

- в получении сведений об открытом расчетном счете в ОАО «Россельхозбанк» как от должника, так и от налогового органа

- в наложении ареста на денежные средства, находившиеся на счете в ОАО «Россельхозбанк» в период с 28.03.2012 года по 03.06.2012 года.

Таким образом, неприменение мер принудительного взыскания к расчетному счету ООО «ПКФ «Профиль» в ОАО «Россельхозбанк» явилось не следствием каких-либо действий или бездействия Бакман Д.Ю., а были обусловлены тем, что судебный пристав-исполнитель не предпринимал никаких мер в соответствии с ФЗ «Об исполнительном производстве» к указанному расчетному счету, хотя все условия для этого имелись. Таким образом, бездействие судебного пристава — исполнителя не предопределялось умыслом Бакмана Д.Ю., указанным в обвинительном акте, на воспрепятствование исполнения решения суда. Как видно, у пристава имелись все возможности для осуществления взыскания, но он ими не воспользовался. И обвинение Бакмана Д.Ю. в создании условия для неисполнения решения или обвинение его в воспрепятствовании к его исполнению — это просто перекладывание ответственности с УФССП.

Защита еще раз спрашивает, каким образом несообщение судебному приставу-исполнителю об открытии расчетного счета может вменяться Бакману Д.Ю., если такое действие, такая обязанность законом не предусмотрена, и такую обязанность на него не налагал судебный пристав-исполнитель? Почему суд упрямо игнорирует факты, на которые ему указывает защита, при этом данные факты подтверждены действующим законодательством, а также подтверждены допрошенными в суде свидетелями — самим судебным приставом-исполнителем Полушенко Ж.Н. (при всей ее заинтересованности, поскольку рапорт о проведении проверки по ст. 315 УК РФ в отношении Бакмана Д.Ю. по настоящему делу подготовлен ею), а также сотрудником ИФНС Жигайло Е.Э., которая в этом деле нисколько не заинтересована. Нет ни одного доказательства того, что Бакман Д.Ю. должен был сообщить об открытии расчетного счета судебному приставу-исполнителю, однако суд упрямо утверждает: «не сообщил». Я полагаю, что указанные выше факты указывают на то, что суд первой инстанции, фактически, занял обвинительную позицию по делу и основной своей задачей принял не  установление имеющихся фактов и дачу им юридической оценки, а подтверждение позиции органа предварительного расследования, пусть даже путем предположений, а не доказательств.

4. Далее. Суд в приговоре никоим образом не рассмотрел позицию защиты о незаконности исполнительских действий в связи с нарушением  ФЗ «Об исполнительном производстве», не дал оценку указанных в связи с этим фактов. 

Так в соответствии с постановлением  о возбуждении исполнительного производства от 23.08.2011 года с ООО «ПКФ «Профиль» подлежит взысканию 628557 рублей 69 копеек.  В соответствии с постановением об обращении взыскания на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной организации, вынесенным судебным приставом-исполнителем Березиным Ю.М. 24.08.2011 года, последний предписал наложить арест на денежные средства должника именно в сумме 628557 рублей 69 копеек. Это же постановление судебного пристава-исполнителя направлено в омский филиал ОАО «Абсолют Банк» для ареста денежных средств, находящихся на счете. 15.06.2012 года судебным приставом-исполнителем Полушенко также направлено аналогичное постановление в омский филиал ОАО «Россельхозбанк» с целью наложения ареста на денежные средства, находящиеся на расчетном счете ООО «ПКФ «Профиль». Сведения о том, что ООО «ПКФ «Профиль» должно погасить сумму 628 557 рублей 69 копеек содержатся также во всех иных документах исполнительного производства. Та же самая сумма указана в  рапорте судебного пристава-исполнителя Полушенко Ж.Н. об обнаружении признаков преступления в действиях директора ООО «ПКФ «Профиль» Бакмана Д.Ю., на основании которого возбуждено настоящее уголовное дело, в ее объяснениях, объяснениях взыскателя. В дальнейшем все уголовное дело в отношении Бакмана Д.Ю. расследовано исходя из суммы задолженности и требования исполнительного документа в сумме 628 557 рублей 69 копеек.

Между тем, как следует из исполнительного листа АС № 001485901 от 05 марта 2011 года, выданного 08.07.2011 года с должников ООО «Омский профиль» и ООО «ПКФ «Профиль» подлежат взысканию солидарно следующие суммы: основной дол в размере 544 973 рубля, пеня в сумме 60 000 рублей, а также 15 722 рубля 53 копейки расходов по уплате государственной пошлины по 7 861 рублю 26 копеек с каждого из ответчиков (т.е., половина от суммы 15 722 рубля 53 копейки с каждого).

Всего, таким образом, подлежит взысканию 544 973 + 60 000 + 7 861 рубль 26 копеек = 612 834 рубля 26 копеек.

Аналогичная сумма получается при  подсчете сумм, указанных в резолютивной части

Таким образом, постановление о возбуждении исполнительного производства содержит заведомо неверную сумму взыскания, которая является больше необходимой. Указанное положение вещей нарушает права должника.

Действия судебного пристава-исполнителя, вынесшего соответствующее постановление являются незаконными, следовательно, постановление  о возбуждении исполнительного производства подлежит отмене.  Соответственно, указанное постановление не может быть положено в основу обвинения Бакмана Д.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ и служить доказательством по делу.

Даже если предположить, что указание неверной суммы является грубой арифметической ошибкой, то настоящий момент она не устранена.

Так, в соответствии со ст.  14 ФЗ РФ № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в постановлении судебного пристава-исполнителя или иного должностного лица службы судебных приставов должны быть указаны:

 1) наименование подразделения судебных приставов и его адрес;

 2) дата вынесения постановления;

 3) должность, фамилия и инициалы лица, вынесшего постановление;

 4) наименование и номер исполнительного производства, по которому выносится постановление;

 5) вопрос, по которому выносится постановление;

 6) основания принимаемого решения со ссылкой на федеральные законы и иные нормативные правовые акты;

 7) решение, принятое по рассматриваемому вопросу;

 8) порядок обжалования постановления.

В ч. 3 указанного положения судебный пристав-исполнитель или иное должностное лицо службы судебных приставов вправе по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в исполнительном производстве, исправить допущенные им в постановлении описки или явные арифметические ошибки. Указанные исправления вносятся постановлением о внесении изменений в ранее вынесенное постановление. Вышестоящее должностное лицо службы судебных приставов вправе отменить или изменить не соответствующее требованиям законодательства Российской Федерации решение судебного пристава-исполнителя или иного должностного лица службы судебных приставов.

Наличие ошибки в сумме взыскания, необходимость вынесения постановления о внесении изменений подтвердила в своих показаниях и судебный пристав-исполнитель  Полушенко Ж.Н., при этом на вопрос о законности такого первоначального постановления  ограничилась ответом, что «оно не было оспорено» (протокол судебного заседания от 27 мая 2013 года).

Таким образом, в данной ситуации с точки зрения как закона, так и его исполнителя — судебного пристава - необходимо вынесение хотя бы постановление о внесении изменений в ранее вынесенное постановление. Такое постановление вынесено не было и в уголовном деле в качестве вещественного доказательства находится постановление с незаконной суммой взыскания. Между тем, наличие в уголовном деле лишь первоначального постановления о возбуждении исполнительного производства с неверной суммой в 628557 рублей 69 копеек нарушает уголовно-процессуальные права Бакмана Д.Ю., поскольку не конкретизирует и не указывает правильно сумму долга по решению суда, исполнению которого он, якобы, воспрепятствовал. 

В приговоре суда вообще отсутствует упоминание о сумме долга, которая осталась не взысканной. Суд указал, что Бакман Д.Ю. не исполнил решение Арбитражного суда по делу А46-12726/2010, вступившего в законную силу 04.07.2011 года. При этом решение заключалось во взыскании с ответчиков денежной суммы в размере 612 834 рубля 26 копеек.  Полагаю, что суд должен был указать в приговоре, какая часть решения осталась неисполненной, в каком объеме Бакман Д.Ю. воспрепятствовала его исполнению. Так, материалами дела установлено, что судебными приставами-исполнителями взыскано 1389 рублей еще 15.02.2012 года, таким образом, Бакман Д.Ю., не воспрепятствовал исполнению решения в этой части и решение суда осталось не исполненным в части взыскания суммы в размере 611 445 рублей 26 копеек. Между тем, из формулировки приговора не следует, что суд учел указанное обстоятельство.

5. Кроме того, защита полагает, что обвинительный приговор по данному делу не мог быть вынесен, а дело изначально подлежало возвращению прокурору для устранения недостатков обвинительного акта по следующим основаниям. 

Так, требования к обвинительному акту установлены ст. 225 УПК РФ. В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 225 УПК РФ в обвинительном акте указывается формулировка обвинения. Между тем, имеющаяся редакция обвинения не позволяет рассмотреть указанное дело по существу с вынесением любого решения.

Так, Бакман Д.Ю. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ. В обвинительном акте вмененные ему действия описаны так: «Таким образом, директор ООО «ПКФ «Профиль» Бакман Д.Ю. совершил преступление, предусмотренное ст. 315 УК РФ — воспрепятствование исполнению служащим коммерческой организации, вступившего в законную силу решения суда» (орфография автора акта сохранена).

Буквальное толкование резолютивной части обвинительного акта гласит о том, что Бакман Д.Ю. воспрепятствовал какому-то служащему коммерческой организации в исполнении решения суда, вступившего в законную силу.

Между тем, анализ диспозиции ст. 315 УК РФ показывает, что указанная статья содержит в буквальном последовательном прочтении два состава преступления применительно к служащему коммерческой организации и решению суда: 1. злостное неисполнение служащим коммерческой организации решения суда 2. Воспрепятствование служащим коммерческой организации исполнению решения суда. Как видно, «злостное неисполнение» является однородным к «воспрепятствованию». Слово «исполнению» не имеет никакого отношения к субъекту преступления. Исходя из толкования содержания ст. 315 УК РФ, формулировка преступления, вмененного Бакману Д.Ю. должна выглядеть так: «Таким образом, директор ООО «ПКФ «Профиль» Бакман Д.Ю. совершил преступление, предусмотренное ст. 315 УК РФ — воспрепятствование служащим коммерческой организации исполнению вступившего в законную силу решения суда», поскольку в силу закона конструкция формулируется по схеме: действие(неисполнение, воспрепятствование) — субъект (кем - служащий коммерческой организации или иное лицо) — чего — чему(решения суда, исполнению решения суда).  Это -  юридическая техника, состав преступления четко сформулирован и подчиняется общим установленным правилам толкования.   

Суд, описывая преступление, совершенное Бакманом Д.Ю. (стр. 1-2 приговора), фактически, изменил формулировку обвинения, указав, что: «Бакман Д.Ю., являясь служащим коммерческой организации, воспрепятствовал исполнению вступившего в законную силу решения суда».

Очевидно, что формулировка обвинительного акта не соответствует приговору, т. е., приговор в описательной части соответствует диспозиции ст. 315 УК РФ, а обвинение -  нет. Тогда возникает обоснованный вопрос. В соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается право на защиту.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК РФ обвиняемым признается лицо в отношении которого вынесен обвинительный акт. Следовательно, с момента утверждения обвинительного акта Бакман Д.Ю. являлся обвиняемым. Согласно п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе знать  в чем он обвиняется. Неверная формулировка обвинения не дает возможности в полной мере его понять и защищаться против него, признать вину в совершенном преступлении, либо опровергать ее наличие, и в любом случае влечет нарушение права обвиняемого на защиту от обвинения. Защита полагает, что при поступлении уголовного дела в суд имелось противоречие описательной и резолютивной частей обвинительного акта, которое не позволяло рассмотреть дело по существу в силу нарушения права на защиту, которое, фактически, подтвердил суд, изменив формулировку обвинения уже в процессе рассмотрения дела.

Хотелось бы отметить, что имеющееся в деле постановление о  возбуждении уголовного дела содержит отличную от обвинительного акта формулировку диспозиции ст. 315 УК РФ, что лишь подтверждает позицию защиты об ошибочности конечного обвинения и несоответствия ее закону.

Более того, имеющиеся решения судов Омской области свидетельствуют о том, что при рассмотрении дел о воспрепятствовании исполнению решений суда применяется формулировка обвинения, указанная защитой. В качестве примера можно привести кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда № 22-1233/12 от 29.03.2012 года по делу Елесиной И.В., которым приговор Октябрьского районного суда по делу № 10-9/2012 от 17.02.2012 года оставлен без изменений. Рассматривая дело в апелляционном порядке, Октябрьский районный суд квалифицировал действия Елесиной И.В. по ст. 315 УК РФ —воспрепятствование служащим коммерческой организации исполнению вступившего в законную силу решения мирового судьи.

Полагаю, что суд, изменив формулировку обвинения, фактически признал обоснованность требований защиты о возвращении дела прокурору со стадии предварительных слушаний и, рассмотрев дело по существу с изменением обвинения  существенно нарушил уголовно-процессуальный закон.

6. Как следует из приговора, Бакман Д.Ю. совершил умышленное преступление, воспрепятствовав исполнению судебного решения. Таким образом, обвинение предполагает, что Бакман Д.Ю. совершил активные действия, поскольку под воспрепятствованием исполнению судебного решения в сложившейся судебной практике понимается исключительно действие. Кроме того, как следует из комментария к УК РФ (Москва, изд. «Юрайт», 2007 год) под редакцией Председателя ВС РФ Лебедева В.М. его авторы понимают под воспрепятствованием исполнению судебного решения «принятие лицом мер, препятствующих своевременному исполнению судебного акта государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, коммерческой  или иной организацией». При этом указывается, что указанное преступление совершается только с прямым умыслом.

Между тем, в описательной части приговора суд вслед за органом дознания, описывая последовательность действий Бакмана Д.Ю., указывает, что им был открыт расчетный счет, при этом о его открытии Бакман Д.Ю. в ИФНС и судебному приставу  - исполнителю не сообщил. Далее указывает, что Бакман Д.Ю., в продолжение преступного умысла, продолжал осуществлять хозяйственную деятельность, при этом мер к исполнению судебного решения не принимал. Имея реальную возможность в полном объеме погасить задолженность по судебному решению, использовал денежные средства на цели, не связанные с исполнением судебного решения. Защита полагает, что формулировка обвинения Бакмана Д.Ю. и описание его преступных действий полностью повторяет сложившуюся судебную практику, но не по воспрепятствованию исполнению судебного решения, а по делам, связанным со злостным неисполнением таких решений.  «Имея денежные средства в объеме, достаточном для погашения задолженности, направил денежные средства на цели, не связанные с исполнительным производством, «израсходовал на иные, отличные от погашения задолженности, цели», «имея в достаточном объеме денежные средства не направил их для исполнения решения суда» - все это формулировки из приговоров судов Омской области по делам о неисполнении судебного решения. Например, определением кассационной коллегии по уголовным делам Омского областного суда по делу № 22-315/2012 по обвинению Акохова С.Н. оставлена в силе квалификация действий Акохова, сформулированную судами нижестоящих инстанций, указав, что Акохов совершил злостное неисполнение судебного решение, выразившееся в том, что в «установленный для добровольного исполнения срок Акохов решение суда не исполнил, имея для этого реальную финансовую возможность в связи с поступлением денежных средств на расчетный счет и в кассу, которые потратил на цели, не связанные с исполнением судебного решения». В соответствии с кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 02.12.2010 года по делу № 22-4525/10 по обвинению Заборовского Ю.А. Последний признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ — злостное неисполнение судебного решения. Установлено, что «Заборовский Ю.А., имея реальную финансовую возможность исполнить решения судов, никаких мер не предпринимал, распоряжений о перечислении денежных средств из кассы общества на расчетный счет судебных приставов для погашения задолженности не давал, при этом расходовал денежные средства на нужды организации, на выдачу займов сторонним организациям, то есть на иные цели, не связанные  с исполнением судебных решений». При этом коллегия отметила, что указанные действия охватываются формой вины — бездействие, а мировым судом верно был исключен из обвинения состав преступления — воспрепятствование исполнению решения суда как излишне вмененный, поскольку активных действий Заборовский не совершал.  И это логично. Направление денежных средств на хозяйственные нужды не является действием, поскольку в отношении исполнения решения суда является бездействием, т. е. , лицо, имея денежные средства, не направляет их на цели исполнительного производства, расходуя на хозяйственные нужды. Таким образом, и не сообщение об открытии расчетного счета в ИФНС и судебному приставу, и не направление имеющихся в наличии денежных средств на цели исполнительного производства, и, как указывает суд в приговоре, непринятие мер к исполнению судебного решения - это бездействие, т. е., по сути судом в приговоре вслед за органом дознания описано бездействие Бакмана Д.Ю., т. е., признаки неисполнения судебного решения, но никак не действие, т. е. воспрепятствование.

Таким образом, суд в приговоре, фактически, указал, что Бакман Д.Ю. совершил преступление путем бездействия, а квалифицировал как воспрепятствование, т. е. активное действие.

Более того, в мотивировочной части приговора (стр.10) суд указал, что с «объективной стороны рассматриваемого преступления, под воспрепятствованием исполнению судебного акта понимается непринятие мер, призванных создать необходимые условия для своевременного исполнения судебного акта». Получается, что суд под воспрепятствованием понимает бездействие лица, что недопустимо с точки зрения толкования диспозиции ст. 315 УК РФ и сложившейся судебной практики по делам о воспрепятствовании исполнению судебного решения. В сложившейся судебной практике, как правило, под воспрепятствованием понимаются активные действия лица, направленные на противодействие исполнению судебного решения и, как правило, судебным приставом-исполнителем. То есть, противодействие оказывается конкретным действиям пристава. Так например, в кассационном определении Курского областного суда по обвинению Селина В.И., суд указал, что по смыслу ст. 315 УК РФ под злостным неисполнением решения суда понимается уклонение компетентного лица от обязанности обеспечить его исполнение. Под воспрепятствованием исполнению решения суда понимаются активные действия, направленные на то, чтобы помешать исполнению решения суда. В соответствии с кассационным определением судебной коллегии Омского областного суда от 17.06.2010 года по делу № 22-2083 по обвинению Будко А.П., последний признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ — воспрепятствование исполнению решения суда. По делу установлено, что воспрепятствование заключалось в том, что Будко А.П. воспрепятствовал доступу судебного пристава- исполнителя к арестованному имуществу, которое было передано ему на хранение, впоследствии указанное имущество с места хранения вывез в неизвестном направлении, в дальнейшем скрывал его местонахождение. При этом суд указал, что уголовный закон под злостным неисполнением судебного акта понимает отказ лица исполнить судебное решение, несмотря на повторное предписание. Под воспрепятствованием исполнению решения — принятие лицом мер, препятствующих своевременному исполнению судебного акта.

Таким образом, воспрепятствование — это всегда действие. Между тем, как показывает анализ приговора, преступление Бакман Д.Ю. совершил, фактически, путем бездействия.

7. Тем не менее, как указал суд в приговоре, Бакман Д.Ю. совершил преступление умышленно. Однако, как полагает сторона суд не смог установить в ходе судебного следствия наличие в действиях Бакмана Д.Ю. прямого умысла.

Более того, об отсутствии умысла у Бакмана Д.Ю. на воспрепятствование исполнению судебного решения говорят также следующие обстоятельства. 

Так, в постановлении  о возбуждении уголовного дела указано, что исполнительное производство о взыскании с ООО «ПКФ «Профиль» и ООО «Омский профиль» в пользу ОАО «Омскметаллоопторг» было возбуждено 23.08.2011 года. Бакману Д.Ю. о возбуждении указанного производства стало известно 14 февраля 2012 года, когда он находился в ССП по ЦАО г. Омска по другому исполнительному производству. Судебный пристав сообщил ему, что возбуждено исполнительное производство о взыскании в пользу ОАО «Омсметаллоопторг»  в сумме чуть более 600 тыс. рублей. Он сразу же задал вопрос приставу о том, что, насколько ему известно, ООО «Омский профиль» погасило долг ООО «Омскметаллоопторг», в связи с чем ему не понятно, о каком исполнительном производстве идет речь. Ранее ему было известно, что ООО «Омский профиль» выкупило долг перед ООО «Омскметаллоопторг». В связи с тем, что долг перед ООО «Омскметаллоопторг» у ООО «Омский профиль» и ООО «ПКФ «Омский профиль» был солидарным, при этом, основным должником был ООО «Омский профиль», а ООО «ПКФ «Омский профиль» был поручителем по договору,  Бакман Д.Ю. полагал, что долг был выкуплен в полном объеме и ООО «ПКФ «Омский профиль» никому ничего не должно, тем более что никаких данных о возбужденном исполнительном производстве у него до 14 февраля 2012 года не было. Поэтому Бакман Д.Ю. полагал, что исполнительное производство возбуждено ошибочно, так как долг погашен, о чем и сказал судебному приставу-исполнителю. Она была занята исполнительскими действиями по другому исполнительному производству на сумму свыше 16 млн. рублей, сказала, что разбираться ей некогда и она позже ему все сообщит. Он сам пытался разобраться в том, что происходит. Поскольку Бакман Д.Ю. не юрист, то всех тонкостей исполнительного производства не знал. Проконсультировался с юристами, которые  сообщили ему, что определением Арбитражного суда Омской области от 11.01.2012 года произведена замена взыскателя с ООО «Омскметаллоопторг» на ООО «Омский профиль». Сам он в этом процессе не участвовал, участвовали юристы по доверенности. Поскольку процессов были десятки, то ранее не обращал внимание на то, что была произведена именно замена взыскателя, полагал, что долг погашен. Как оказалось впоследствии, ООО «Омскметаллоопторг» не продало, а переуступило задолженность ООО «Омский профиль», т.е., имела место переуступка прав требования. Тогда же, в феврале 2012 года, он узнал, что существует еще одна организация ООО «Омский профиль», находящаяся по тому же адресу, только с другим ИНН, и она также принадлежит Братухину, он же является директором. До этого он полагал, что задолженность выкупил сам должник — первоначальное ООО «Омский профиль», в связи с чем к ООО «ПКФ «Омский профиль» никому ничего не должно. Полагаю, что путаница возникла из-за наличия двух «Омских профилей», которые находились по одному адресу и ими руководили те же лица.

Хотелось бы отметить, что в период с 23.08.2011 года, когда было возбуждено исполнительное производство, до 14 февраля 2012 года из ССП по данному исполнительному листу Бакмана Д.Ю. никто не беспокоил, копию постановления о возбуждении исполнительного производства не направлял, требования о погашении задолженности не выставлял, движения по счетам не приостанавливал. Судебный пристав-исполнитель Березин Ю.М., возбуждавший производство, его не вызывал, в  организации не появлялся, ему он вообще  не знаком. Какие - либо исполнительные действия в указанный период, в том числе, в отношении имущества ООО «ПКФ «Профиль» не производились. Поэтому он так удивился, когда увидел постановление о возбуждении исполнительного производства.

В дальнейшем его представитель сообщила ему, что решение о правопреемстве от 11.01.2012 года в законную силу не вступило, с другой стороны, ОАО «Омскметаллопторг» уже взыскателем не является, в связи с чем исполнить решение до вынесения постановления судебным приставом о процессуальном правопреемстве не представляется возможным.

В связи с указанными обстоятельствами, начиная с 16.02.2012 года в ССП по ЦАО г. Омска представителем ООО «ПКФ «Профиль» были направлены заявления с просьбой прекратить производство по исполнительному листу № 001485901 от 08.07.2011 года в связи с заменой взыскателя Данная позиция была обусловлена консультациями с юристами по поводу исполнения настоящего решения. Никакого ответа от пристава на заявления ООО «ПКФ «Профиль» с разъяснением ситуации не поступило. Обращаю внимание суда на то, что судебный пристав Полушенко в ходе допроса в суде подтвердила, что такие обращения были.  Устные обращения представителя к судебному приставу-исполнителю также результата не дали, ООО «ПКФ «ПРофиль» предложили «подождать». Таким образом, сложилась неопределенная ситуация с исполнительным производством: ООО «ПКФ «Омский профиль» уже ничего не должно было ОАО «Омскметаллоопторг», в свою очередь, ООО «ПКФ «Омский профиль» также еще ничего не должно было ООО «Омский профиль», перекупившему долг, поскольку определение Арбитражного суда Омской области от 11.01.2012 года не вступило еще в законную силу, а процессуальное правопреемство в исполнительном производстве, как Бакману Д.Ю. стало известно, возможно только после вынесения соответствующего решения судебным приставом-исполнителем на основании вступившего в силу решения суда о таком правопреемстве.  В связи с указанным, 29.02.2012 года  в ССП по ЦАО г. Омска представителем ООО «ПКФ «Профиль» было направлено еще одно письмо с просьбой хотя бы приостановить производство по исполнительному листу № 001485901 от 08.07.2011 года в связи с заменой взыскателя и прекратить взыскания в пользу ООО «Омскметаллоопторг», поскольку он не является стороной взыскания. Однако, от судебного пристава-исполнителя никакого ответа, как письменного, так и устного, ООО «ПКФ «Профиль» не получило.  Определение суда вступило в законную силу 11 апреля 2012 года, а обратились с указанным решением в ССП сторона взыскателя в конце мая 2012 года. 04 июня 2012 года судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о процессуальном правопреемстве, только после этого судебный пристав - исполнитель начал дальнейшие процедуры взыскания.

В июне 2012 года у ПКФ «Профиль» не было достаточно денежных средств для погашения задолженности и Бакман Д.Ю. начал предпринимать ряд мер, направленных на погашение дебиторской задолженности, в частности, по договору займа с ООО «Основа», которая никак не могла окончательно рассчитаться и возвратить сумму займа. 25.07.2012 года ООО «Основа» в связи с принимаемыми мною мерами возвратила 49 421 рубль долга, что подтверждается платежным поручением № 277 от 25.07.2012 года, в связи с чем данные средства были списаны ССП с расчетного счета в погашение задолженности по данному исполнительному листу. Однако, денежные средства возвратились обратно в связи с тем, что в отношении ООО «ПКФ «Профиль» началась процедура наблюдения. В дальнейшем по  просьбе Бакмана Д.Ю. учредитель ООО «ПКФ «Профиль» Бакман Ю.И. внес сумму долга на расчетный счет ООО «Омский профиль» для погашения задолженности. Это было в конце сентября 2012 года. Денежные средства возвратились обратно в связи с тем, что известный им расчетный счет был закрыт. Тогда по совету юристов он с Бакманом И.Ю. обратились к нотариусу Головановой и внесли денежные средства в депозит для передачи ООО «Омский профиль». О том, что денежные средства внесены в депозит, ООО «Омский профиль» стало известно в ходе судебных заседаний по делу А46-18707/2012, что прямо следует из Определения АС Омской области от 25.10.2012 года.  Вместе с тем представитель ООО «Омский профиль» возражал против погашения задолженности и настаивал на включении ООО «Омский профиль» в реестр кредиторов ООО «ПКФ «Профиль». Из этого Бакман Д.Ю. сделал вывод о том, что ООО «Омский профиль» долг нужен был для того, чтобы включиться в реестр кредиторов ООО «ПКФ «Профиль» и участвовать в деле о банкротстве, в связи с этим и связно то, что «Омский профиль» отказывался от принятия денежных средств, обжаловал определение АС Омской области от 25.10.2012 года, где внесение денежных средств  депозит нотариуса было признано надлежащим погашением долга. В дальнейшем указанное решение суда вступило в законную силу в связи с принятием ФАС ЗСО постановления от 25.03.2013 года. Денежные средства в настоящее время ООО «Омский профиль» получены, долг в полном объеме погашен. ООО «ПКФ «Профиль» ничего не должно.

Защита полагает, что показания Бакмана Д.Ю. органом дознания не опровергнуты, бездействие пристава действительно имело место быть, разъяснений о том, как должно исполнятся судебное решение от пристава не поступало. Во вмененный период времени судебный пристав-исполнитель с требованиями о предоставлении сведений об открытых расчетных счетах не обращался, арест на имущество не накладывал, наличием дебиторской задолженности, за счет которой можно погасить задолженность,  не интересовался, повторных требований о немедленном исполнении решения не предъявлял, каких либо иных мер взыскания во вмененный период также не осуществлял. При этом, допрошенный по делу свидетель Кабанцева М.В. подтвердила тот факт, что Бакман Д.Ю. собирался исполнить судебное решение, мыслей о его неисполнении он не высказывал, а наоборот постоянно ставил перед нею и другими юристами задачу получить от пристава разъяснения о порядке исполнения решения, подписывал письма в УФССП о прекращении и приостановлении исполнительного производства до замены взыскателя(протокол судебного заседания от 16.07.2013 года). Более того, указанный свидетель в ходе допроса прямо указывает, что мнение Бакмана Д.Ю. о невозможности исполнения судебного решения было сформировано позицией юристов и ее в том числе, что Бакман прислушивался к их мнению. Таким образом, из имеющихся материалов дела прямо следует, что позиция Бакмана Д.Ю. о том, что решение невозможно исполнить до официального правопреемства по делу была сформирована не  потому, что он не желал  его исполнения, либо воспрепятствовал действиям пристава, а потому, что так считали консультировавшие его юристы и его официальный представитель. Показания Бакмана Д.Ю. в этой части ни обвинением, ни судом опровергнуты не были. Более того, суд вообще не давал им оценку, в приговоре показания  свидетеля Кабанцевой в этой части вообще не изложены. Допрошенный в качестве свидетеля Бакман Ю.И. также указывает на то, что у Бакмана Д.Ю. было намерение исполнить решение суда и он по этому поводу советовался с юристами, как лучше это сделать.

Таким образом, поведение Бакмана Д.Ю., совершенные им действия, никоим образом не свидетельствуют о  намерении не исполнять судебное решение, а уж тем более, воспрепятствовать его исполнению. Он советовался с юристами по поводу исполнения указанного решения, обращался за разъяснениями в ССП, направлял денежные средства для частичного погашения задолженности в июле 2012 года, провел переговоры с учредителем о вариантах погашения задолженности, после чего она была погашена двумя способами. Позиция Бакмана Д.Ю. о невозможности исполнения решения суда до оформления процессуального правопреемства по делу (до официального вступления ООО «Омский Профиль» в дело) была вызвана не желанием уклониться от решения суда, а позицией консультировавших его юристов и представителя в исполнительном производстве, что прямо подтверждает допрошенная в суде свидетель Кабанцева, а также бездействие судебного пристава-исполнителя, которая разъяснений о порядке исполнения решения суда не давала и при этом никаких исполнительских действий, из которых бы можно было сделать вывод о намерениях ССП, не производила до оформления процессуального правопреемства ООО «Омский Профиль».

8. При этом защита обращает внимание на то, что Бакману Д.Ю. никто не запрещал открывать расчетный счет в ОАО «Россельхозбанк», получать и направлять с него денежные средства на нужды организации, к указанному расчетному счету не применялись меры взыскания или ограничения на расходование денежных средств, в связи с чем у Бакмана Д.Ю. отсутствовали основания полагать, что он действует неправильно или, тем более, воспрепятствует исполнению решения суда.

Следует также отметить, что действующее законодательство не предполагает умаления интересов одних организаций перед другими. Правовое умаление интересов кредиторов по иным хозяйственным операциям перед интересами фискальных органов, является прямым нарушением конституционного принципа, закрепленного в ч.2 ст.8 Конституции РФ, т.е., заключающегося в отсутствии приоритета и наличия равноправия всех видов собственности в РФ.  В частности, направляя 400 000 рублей на оплату услуг по охране территории ООО «ПКФ «Профиль» из поступивших 981 000 рублей на счет ОАО «Россельхозбанк», Бакман Д.Ю. нисколько не нарушил действующее законодательство, поскольку обязан был рассчитаться за оказанные услуги.

Кроме того, оплата за охранные услуги осуществлялась в связи с нахождением на территории ООО «ПКФ «Профиль» арестованного судебными приставами имущества на сумму 16 млн. рублей, которое необходимо было охранять, так как оно было вручено Бакману Д.Ю. под сохранную расписку. Расписка имеется в материалах исполнительного производства. Бакман Д.Ю. вообще собирался отказаться от охраны территории в связи с отсутствием оборотных средств, однако вынужден был оставить охрану в связи с хранением имущества, арестованного приставами, в связи с чем было даже подписано дополнительное соглашение с ЧОП от 15.06.2011 года. Указанные показания Бакмана Д.Ю. полностью подтверждаются показаниями свидетеля Бакман Ю.И. и документами о договорных отношениях ООО «ПКФ «Профиль» и ЧОП.

Что касается передачи денежных средств в качестве займа ООО «Основа», то защита обращает внимание на следующее. Директор ООО «Основа» попросила Бакман Д.Ю, занять денежные средства для выплаты заработной платы сроком на месяц. Между организациями ООО «Основа» и ПКФ «Профиль» был заключен договор  займа № 06/04/2012 от 06.04.2012 года на сумму 520 000 рублей. Срок возврата 30.04.2012 года. Сразу же возвратить заем организация не смогла, возвращала частями, в этом они подвели Бакмана Д.Ю., поскольку из указанных денежных средств после процессуального правопреемства ООО «ПКФ «Профиль» могло погасить задолженность. Но это же не действия Бакмана Д.Ю., а действия третьих лиц.  Давая заем, Бакман был уверен, что будет возвращен в срок. К этому времени по делу отсутствовал взыскатель, процессуальное правопреемство оформлено не было. И давая деньги в заем Бакман Д.Ю. не преследовал цель скрыть эти деньги от судебного пристава — исполнителя.  Кроме того, указанная задолженность являлась дебиторской задолженностью, сведения о которой могли быть запрошены (но не были запрошены) судебным приставом-исполнителем и на нее мог быть наложен арест (но он наложен не был).

В связи с вышеизложенными фактами, полагаю, что в действиях Бакмана Д.Ю. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 315 УК РФ, вынесенный в отношении него приговор суда первой инстанции подлежит отмене с вынесением оправдательного приговора.

В связи с изложенным, прошу приговор   мирового судьи судебного участка № 93 Центрального административного округа г. Омска от 26 июля 2013 года в отношении Бакман Дмитрия Юрьевича отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор в связи с отсутствием в его действиях состава вмененного преступления.

<<Вернуться

/var/www1/aehabarov