Преступная организация Мацелевича: мифы и реальность

Бизнес Курс, 06.03.2017

В этом номере "БК" мы открываем новую рубрику, в которой известный адвокат Андрей Хабаров будет комментировать нашумевшие судебные процессы и новости законодательства.

Периодически СМИ обращаются к теме преступной организации Станислава Мацелевича. Нам показалось интересным услышать мнение по ситуации его защитника Андрея Хабарова.
Он известен своим участием в защите по первому аналогичному уголовному делу в России (тюменское преступное сообщество «обналичников»-2014), где подсудимые были оправданы по предъявленным обвинениям в преступном сообществе и незаконной банковской деятельности.


– Андрей Евгеньевич, в последнем материале (Почему Мацелевичу отвели место «на нарах» в одиночной камере?), опубликованном в журнале «Бизнес-курс» №07 от 01.03.17 г., высказано мнение, что обвинение Станислава Мацелевича и его сообщников по ст. 210 УК РФ сделано с целью держать их в тюрьме. Насколько это верно?

– Такое мнение существует, и я его разделяю. Следователь спецпрокуратуры Одинцовского района г. Москвы Юрий Кезерь, который в 1998 первым в России возбудил уголовное дело по ст. 210 УК РФ против преступной группировки Дмитрия Белкина («Белок»), был убит киллером этого преступного сообщества. Поэтому введение в УК РФ в 1996-м особо опасной формы преступного соучастия в виде самостоятельной статьи было оправдано и являлось адекватной мерой уголовно-правового реагирования на реалии того времени. 
Известная аналитика следственной практики по этой статье показывает, что до конца 2000-х обвинение по ст. 210 УК РФ предъявлялось в самом конце расследования других преступлений (убийства, разбоя, вымогательства, сбыта наркотических средств и пр.) как итог сбора доказательств, из которых убедительно следовало, что эти преступления совершены не организованной преступной группой, а именно преступной организацией.
Последние же годы практика изменилась. Как правило, ст. 210 УК РФ возбуждается на первоначальном этапе расследования, когда процесс сбора доказательств только начался и говорить о форме соучастия, очевидно, преждевременно. Целью такого возбуждения, главным образом, является «утяжеление» обвинения. Для чего обвинение «утяжеляется»? Это гарантирует следствию заключение обвиняемых под стражу, беспрепятственное продление сроков следствия, получение от части арестованных «нужных» показаний, вплоть до сделки со следствием и другие приятные бонусы.

С 2009-го, когда организованная преступность в стране была в основном подавлена, количество обвиняемых по этой статье неуклонно сокращалось, снизившись к 2013-му до 96 человек. Однако с 2014-го количество таких лиц возросло, и именно за счет организованных преступных сообществ предпринимателей. Я связываю это не только с «медведевским» запретом на арест по «предпринимательским» статьям, но и с тем, что в связи с изменениями, произошедшими в 2013-м, это преступление стало подсудно районным судам. Ранее такие дела рассматривали исключительно областные и равнозначные им суды регионов, где требования к качеству следствия значительно выше, а судьи по первой инстанции – асы уголовной юстиции – практически не подвержены влиянию обвинения.
Согласно судебной статистике, областные и равнозначные им суды оправдывали по ст. 210 УК РФ до 86% всех сидящих на скамье подсудимых (например, в 2008-м из 733 обвиняемых было осуждено 98, в 2009-м из 934 обвиняемых было осуждено только 164 лица).
В изменившихся условиях у отдельных представителей следственного сообщества возникла убежденность в хороших шансах на подтверждение их обвинительного тезиса приговором районного суда.

– Почему такой большой процент оправданных?


– Законодательное понятие организованного преступного сообщества (ОПС) далеко от совершенства, схоже с понятием «организованная преступная группа» (ОПГ) и носит исключительно оценочный характер. В подавляющем большинстве случаев посредством богатства русского языка и профессиональной фантазии следователя организованная преступная группа превращается в организованное преступное сообщество. Применительно к ОПС предпринимателей используется тот факт, что любая предпринимательская деятельность структурирована по определению. Это обстоятельство и используется как доказательство структурированности преступной деятельности, без чего не может существовать ОПС.


– Насколько верно мнение о том, что обвинение Станислава Мацелевича и его сообщников несостоятельно?

– Состоятельность обвинения ОПС Станислава Мацелевича будем обсуждать в свое время в суде. Но если говорить в целом, то обвинения по этой статье, посредством которых пытаются сформировать судебную практику, не могут быть состоятельными в принципе. Законом установлена уголовная ответственность за совершение банковских операций без регистрации или специального разрешения. Обратите внимание, не имеющих отдельные признаки или сходство с банковскими, а именно банковских операций. Содержание каждой банковской операции, порядок ее осуществления подробно изложен в законодательстве о банковской деятельности и главным образом в Положениях и Инструкциях о порядке проведения той или иной банковской операции ЦБ РФ, которые являются обязательными для исполнения на территории РФ.
Отсюда, исходя из требований уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в обвинении о незаконном совершении банковских операций должны содержаться ссылки на эти Положения и Инструкции, из которых бы внятно следовало, что вменяемые действия действительно являются той или иной банковской операцией. Но ни в одном из известных мне обвинений по этой статье таких ссылок не содержится. Имеется только ссылка на статью 5 ФЗ «О банках и банковской деятельности», где перечисляются только банковские операции без раскрытия их содержания. Почему так? Да потому что как у Ленина о декабристах в статье «Памяти Герцена» – «страшно далеки они от народа». Так вот и те действия, которые вменяются как банковские операции, страшно от них далеки.
Хотите пример? Как правило, по таким делам вменяется инкассация денежных средств как банковская операция. По позиции обвинения, состоит она в том, что денежные средства, снятые наличными с р/с организации, открытого в кредитном учреждении, транспортируются и передаются без какого-либо оформления лицу, заказавшему такую услугу. Так вот транспортировка наличных денежных средств к месту их передачи называется инкассацией. Положением № 318П ЦБ РФ регламентируется как перевозка, так и инкассация денежных средств на территории РФ. Отличие между ними состоит в том, что при инкассации в обязательном порядке денежные средства забираются из организации, доставляются в кредитное учреждение и размещаются на р/с организации. Перевозка же денежных средств всего этого, в том числе их размещения на р/с организации, не предполагает. При этом перевозка банковской операцией не является. Поэтому орган предварительного расследования и не указывает в тексте обвинения на нормативные правовые акты, определяющие понятие и содержание той или иной банковской операции, т.к. в таком случае обвинение рискует высечь себя как гоголевская унтер-офицерская вдова.

– В одной из последних публикаций на эту тему Вы высказались о большой спорности общественной опасности таких дел.

– Есть деяния, известные со времен Ветхого Завета и производные от Десяти заповедей Моисея, – «не убий», «не укради». Их общественная опасность очевидна для любого. В ст. 172 УК указаны два возможных последствия, которые в совокупности с другими признаками, указанными в данной норме, образуют состав преступления. Это причинение ущерба гражданам, организациям или государству или получение дохода. Так вот. Я не знаю ни одного дела по этой статье (а в моем архиве их более 100), где речь бы шла о причинении ущерба. Во всех случаях обвиняют в том, что ребята заработали денег. Мы это уже проходили – ст. 154 УК РСФСР «Спекуляция», т.е. скупка и перепродажа товаров с целью наживы, от двух до семи лет лишения свободы. Теперь это называется предпринимательская деятельность – основа государственного и общественного строя, охраняемая Конституцией.
Дело в том, что банковские операции могут осуществлять только кредитные организации, т.к. обязательным признаком любой банковской операции кроме купли-продажи наличной валюты является открытие и ведение р/с клиента. А делать последнее может только кредитная организация. Именно по этой причине введение данной статьи в Уголовный кодекс РФ в 1996-м имело своей целью установление повышенной ответственности работников кредитных организаций в сравнении с другими предпринимателями, в связи с чем незаконная банковская деятельность является специальной нормой по отношению к незаконной предпринимательской деятельности. Отсюда, исходя из судебной практики, обоснованным обвинение по ст. 172 УК РФ может быть тогда, когда на скамье подсудимых в том числе находятся работники кредитного учреждения.
Но эту практику хотят изменить путем расширенного, необоснованно произвольного толкования нормы, что приведет к непредсказуемости ее применения. Судите сами. Основой таких обвинений является так называемое кассовое обслуживание или банковская операция. Описывают ее так. Деньги наличными снимаются с р/с организации-«обналичника» и передаются клиенту. При таком толковании закона любой бухгалтер, снявший наличные с р/с организации, а в последующем выдавший их работникам в качестве зарплаты, может быть обвинен в незаконной банковской деятельности, т.к. не имеет банковской лицензии. По сути, действия те же
Нас пытаются увести к такому расширенному толкованию нормы закона, что ее пределы рискуют быть размытыми, и она перестанет удовлетворять требованию предсказуемости ее применения.


<<Вернуться

/var/www1/aehabarov