Защита Зверева пытается уличить полицейских в провокации

Оперативники дали в суде противоречивые показания

 13 марта в Ленинском районном суде Омска продолжилось рассмотрение уголовного дела, возбужденного в отношении 35-летнего бывшего начальника пункта технического обслуживания станции Комбинатская ОАО «РЖД» (ПТО) Дмитрия ЗВЕРЕВА. Органами предварительного расследования он обвиняется в покушении на дачу взятки в размере 300 тысяч рублей (крупный размер) должностному лицу (майору полиции) за совершение заведомо незаконных действий — преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30,п. б ч. 4 ст. 291 УК РФ. Разбирательство ведет судья Александр ПЛИСКО. Сторону обвинения представляет - старший помощник Омского транспортного прокурора Елена МИТРОФАНОВА. Сторону защиты — известный адвокат Андрей ХАБАРОВ.

ЗВЕРЕВ своей вины не признает

— Я не отказываюсь от того, что пытался дать взятку майору полиции ИВАНОВУ, но меня вынудили пойти на это сотрудники полиции. Однако совершенно не согласен с тем, что меня пытаются представить матерым взяточником, пытавшимся искусить ангелоподобных сотрудников Омского ЛУ МВД России. В ходе проверки, проводимой сотрудниками ОЭБиПК Омского ЛУ МВД на транспорте по факту вывоза со станции Комбинатская 503 подвесок башмака на территорию завода подъемных машин, проводившие проверку сотрудники полиции и их непосредственный руководитель начальник ОЭБиПК Александр ИВАНОВ начали грозить мне наступлением весьма неблагоприятных последствий для меня лично, оказывали психологическое давление. ИВАНОВ предложил за прекращение проведения доследственной проверки и принятие решения об отказе в возбуждении уголовного дела заплатить 400 тысяч рублей, потом снизил сумму до 300 тысяч рублей,  — высказал «КВ» свою позицию по делу ЗВЕРЕВ.

По факту вывоза ЗВЕРЕВЫМ подвесок башмака был вынесен отказ в возбуждении уголовного дела, так как происхождение данных деталей не было установлено, а инвентаризация не выявила недостачу. Сам ЗВЕРЕВ был задержан сотрудниками правоохранительных органов в кабинете ИВАНОВА в момент передачи последнему 300 тысяч рублей. До задержания ЗВЕРЕВА майор полиции написал рапорт, в котором сообщил, что ЗВЕРЕВ предлагает ему взятку — в отношении последнего решено было провести оперативный эксперимент, а его телефонные переговоры взяты были под контроль.

Защита не щадит оперативников

В этот день, а также на предыдущем заседании были допрошены оперативники Артем РОМЧАНОВ и Иван СТАДНИКОВ, а потом их начальник — майор полиции Александр ИВАНОВ. Любопытно, что после того, как адвокат ХАБАРОВ несколько часов подряд буквально пытал РОМЧАНОВА и СТАДНИКОВА по отдельным обстоятельствам дела, ИВАНОВ под всевозможными предлогами не являлся в суд целых три заседания. Уже даже ставился вопрос о его принудительной доставке. А руководство транспортной прокуратуры всерьез подумывало о замене прокурора в деле (об этом «КВ» стало известно от достоверного источника в суде), видимо, измученные защитником оперативники пожаловались, что их совсем не щадят в процессе. После этого, уже во время допроса ИВАНОВА, прокурор МИТРОФАНОВА очень активно начала возражать против чуть ли ни каждого вопроса адвоката, утверждая, что они некорректные. Хотя на просьбу суда пояснить, в чем же конкретно выражается эта некорректность, прокурор затруднялась.

Адвокат подозревает фальсификацию

Из материалов дела следует, что после написания рапорта СТАДНИКОВ сверхоперативно, в течение 15 минут, утверждает у руководства постановление о проведении оперативного эксперимента и его план, на остановке общественного транспорта «Железнодорожный вокзал» находит двух якобы незнакомых ему граждан ЛАБАЗАНОВА и ГРЕКОВА (впоследствии защита выяснила, что СТАДНИКОВ и ЛАБАЗАНОВ являются давними друзьями в социальной сети «В Контакте»), которые соглашаются быть понятыми. А в 20.00 СТАДНИКОВ уже проводит личный досмотр ИВАНОВА и осмотр его кабинета. В связи с этим у стороны защиты возникло резонное подозрение, что данные о проведении оперативно-розыскных мероприятий попросту сфальсифицированы, а процессуальные документы оформлены задним числом.

Именно поэтому защитник ХАБАРОВ в суде очень подробно выяснял у потерпевшего ИВАНОВА и его подчиненных РОМЧАНОВА и СТАДНИКОВА, в какой последовательности они оформляли процессуальные документы и сколько времени, буквально по минутам, у них это заняло ит. п. Прокурор всячески пыталась помешать такому подробному допросу оперативников — то просила суд снять вопрос адвоката, потому что он якобы некорректный, то настаивала на том, что такие подробности не имеют никакого значения для данного дела. А волноваться ей действительно было из-за чего, потому что оперативники то и дело противоречили друг другу, а когда уже явно начинали тонуть под натиском адвоката, то просто шли в несознанку, отвечая на все вопросы: «Не помню, так как события происходили давно».

Адвокат ХАБАРОВ. В вашем присутствии 20 июля 2012 года какие-либо предложения от ЗВЕРЕВА сотрудникам полиции поступали, в частности о вознаграждении?

Свидетель СТАДНИКОВ. Не помню, это было давно.

Адвокат. У вас в линейном управлении что, каждый месяц взятки сотрудникам полиции дают? Вы ничего не помните. В вашей практике были дела, кроме дела ЗВЕРЕВА, когда сотрудникам полиции предлагали взятку?

СТАДНИКОВ. Нет, не было. Я не могу запомнить какие-то тонкости, особенности, даже если это и единичный случай в моей практике. Прошло достаточно много времени.

Адвокат. Сколько времени ЗВЕРЕВ находился в линейном управлении 20 июля 2012 года?

СТАДНИКОВ. Я не помню, это было давно.

Адвокат. Во сколько он ушел из управления?

СТАДНИКОВ. Не помню.

Прокурор воздействовала на свидетеля?

В протоколе судебного заседания зафиксирован факт попытки прокурора спасти свидетеля РОМЧАНОВА от окончательного провала. Во время перерыва в судебном заседании (пришлось прервать допрос РОМЧАНОВА, который вел адвокат, так как потребовалось срочно освободить зал судебного заседания и перейти в другой) гособвинитель вместе с данным свидетелем в спешке удалились в один из кабинетов суда, где находились некоторое время. Защитник, возмущенный поведением прокурора, заявил суду под протокол:

— Общение стороны обвинения с не допрошенным до конца свидетелем является недопустимым и может быть расценено как воздействие на содержание еще не данных показаний свидетеля.

Прокурор смутилась и не придумала ничего лучше, чем ответить, что это свидетель обвинения и она имеет право с ним общаться. Однако суд это не убедило и он сделал замечание гособвинителю. Адвокат как в воду глядел, потому что, когда допрос возобновился, РОМЧАНОВ на все вопросы начал отвечать, что ничего не помнит за давностью, хотя с момента событий не прошло и шести месяцев.

Зачем у ЗВЕРЕВА два раза брали объяснения?

Адвокат ХАБАРОВ. Объясните, зачем необходимо было вызывать ЗВЕРЕВА в линейное управление, если, по вашим показаниям, на территории ПТО он уже дал письменное объяснение по обстоятельствам проверки?

Свидетель СТАДНИКОВ. Его письменные пояснения содержали только то, что он дал указание на погрузку деталей в машину. Необходимо было выяснить все обстоятельства по этому факту.

Адвокат. Что мешало выяснить все обстоятельства еще на территории ПТО, когда ЗВЕРЕВ собственноручно давал объяснения?

СТАДНИКОВ. Он, используя свое право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, отказался от дачи каких-либо еще пояснений, кроме изложенных в тексте объяснения. И тогда ИВАНОВ вызвал его в линейное управление для того, чтобы взять еще раз объяснения по факту вывоза деталей.

Адвокат. Если ЗВЕРЕВ уже выразил свою позицию по вашим вопросам в тексте объяснения, зачем его в тот же день еще раз вызывать уже в линейное управление?

СТАДНИКОВ. А вдруг передумает.

Позиция защитника по этому поводу сводится к тому, что на территории ПТО ИВАНОВ склонял ЗВЕРЕВА к даче взятки, чтобы вопрос о возбуждении уголовного дела по факту вывоза железнодорожных деталей был закрыт. А второй раз вызвал ЗВЕРЕВА уже в линейное управление как раз для того, чтобы выяснить, нашел он деньги или нет. Сам ИВАНОВ внятно не смог ответить, зачем ему нужно было дважды вызывать ЗВЕРЕВА. Кроме того, в материалах уголовного дела фигурирует стенограмма встречи ЗВЕРЕВА с ИВАНОВЫМ, в ходе которой ЗВЕРЕВ передал последнему 300 тысяч рублей. По мнению защиты, а также согласно исследованию данной стенограммы, проведенному по заданию защиты ООО «Бюро судебной экспертизы», из нее явно следует, что ранее была другая встреча, на которой стороны договорились о передаче денежных средств. Хотя ИВАНОВ все это отрицает. Надо заметить, что следователь отказал защите в ходатайстве о проведении лингвистической экспертизы данной стенограммы.

ИВАНОВ нарушил закон

В процессе оглашения материалов дела выяснилось, что ИВАНОВ выступал (взяткополучателем) по уголовному делу по факту дачи взятки и одновременно с этим, что противоречит ФЗ «О полиции», подписал постановление на проведение оперативного эксперимента в отношении ЗВЕРЕВА, чтобы проверить этот самый факт дачи взятки. На вопрос адвоката, почему он так поступил и не доверил своему заму подписать постановление, ИВАНОВ ответил, что не знает.

Почему оперативники скрыли часть переговоров?

— 300 тысяч рублей, которых у меня не было, пришлось занимать у знакомых и родственников. Прямо из служебного кабинета ИВАНОВА я созванивался с БОГАТОВЫМ, ПАРАДЕЕВЫМ, МАЛЮНИНЫМ, МАКСИМЕНКОВЫМ, ЕЛИСЕЕВЫМ, БАЛЬЖАНОВЫМ, КУЗИНЫМ, ПЕТРУСЬ, своими матерью и женой, объяснил им, что с меня требуют деньги за невозбуждение уголовного дела, причем вся сумма нужна уже вечером. Как оказалось впоследствии, мой сотовый телефон прослушивался по решению суда, однако стенограмма моих переговоров об одолжении денег в материалах уголовного дела почему-то отсутствует, — рассказал «КВ» ЗВЕРЕВ.

Защитник пояснил суду, что СТАДНИКОВ, который делал для следователя стенограмму телефонных переговоров ЗВЕРЕВА, почему-то не указал в ней целых 20 исходящих звонков с телефона ЗВЕРЕВА. По словам защиты, этот как раз те звонки, которые ЗВЕРЕВ делал своим знакомым в поисках денег из кабинета ИВАНОВА. Адвокат предоставил суду детализацию телефонных соединений. СТАДНИКОВ и ИВАНОВ всячески уклонялись от ответа, почему так произошло, пока в конце концов не свалили все на техническое подразделение своей службы:

— Ничем не можем объяснить эту ситуацию. Что нам было передано из БСТМ, то и перенесли в стенограмму. Значит, эти телефонные соединения носили личный характер, в них не было представляющей интерес информации — поэтому их и исключили.

Только вот незадача — БСТМ не прослушивает записанные разговоры и не сортирует их, а просто все отдает оперативникам. И как раз последние уже решают, какую именно информацию предоставлять следователю, а какую — нет.

Понятые уехали из Омска

В конце заседания судья зачитал справки, предоставленные оперативниками ЕВДОКИМОВЫМ и РОМЧАНОВЫМ, в которых говорилось, что они не могут доставить в суд понятых ЛАБАЗАНОВА и ГРЕКОВА, потому что по месту жительства они не были обнаружены. Родственники понятых сообщили, что те якобы уехали из Омска на заработки, не оставив своих координат. Напомним, что сторона защиты сомневается в том, что эти понятые вообще были и присутствовали при проведении ОРМ (оперативно-розыскных мероприятий) «КВ» будут следить за развитием событий.

Олеся Кузнецова 

<<Вернуться

/var/www1/aehabarov