Прокурор требует для ЗВЕРЕВА 5 лет колонии, адвокат — оправдать ЗВЕРЕВА и признать полицейскую провокацию

В Ленинском районном суде Омска состоялись прения сторон по уголовному делу, возбужденному в отношении 35-летнего бывшего начальника пункта технического обслуживания станции Комбинатская ОАО «РЖД» (ПТО) Дмитрия ЗВЕРЕВА. Органами предварительного расследования он обвиняется в покушении на дачу взятки в размере 300 тысяч рублей (крупный размер) должностному лицу (майору полиции) за совершение заведомо незаконных действий — преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 291 УК РФ. Разбирательство ведет судья Александр ПЛИСКО. Сторону обвинения представляет старший помощник Омского транспортного прокурора Елена МИТРОФАНОВА. Сторону защиты — адвокат Андрей ХАБАРОВ.

Гособвинитель, чье выступление полностью совпадало с текстом обвинительного заключения («КВ» уже излагали его суть в предыдущих публикациях), попросила суд признать ЗВЕРЕВА виновным и назначить ему наказание в виде 5 лет лишения свободы в колонии общего режима со штрафом в 18 млн рублей. Защитник представил суду развернутый подробный перечень доказательств, подтверждающих, по его мнению, невиновность ЗВЕРЕВА. Представляем читателям самые интересные моменты из его выступления.

По мнению защиты у сотрудников Омского Линейного управления МВД России не имелось законных оснований для проведения в отношении ЗВЕРЕВА оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) «оперативный эксперимент». Слова ЗВЕРЕВА, на которые они ссылаются — якобы они указывают на намерение ЗВЕРЕВА дать им взятку, по заключению судебно-лингвистической экспертизы не являются предложением о передаче денежных средств и даже намерением об этом. ЗВЕРЕВЫМ на момент вынесения постановления о проведении ОРМ «оперативный эксперимент» не были совершены какие-либо действия, направленные на подготовку к совершению преступления.

При проведении ОРМ «оперативный эксперимент», как утверждает защита, было сфальсифицировано участие понятых. Понятые ЛАБАЗАНОВ и ГРЕКОВ находились в это время совершенно в другом месте. ЛАБАЗАНОВ ехал в поезде из Тюмени в Омск, а ГРЕКОВ находился в поселке Большеречье Омской области. Защита в подтверждение этого предоставила суду чуть ли не поминутное передвижение ЛАБАЗАНОВА и ГРЕКОВА в этот день — детализацию их телефонных соединений с привязкой к базовым станциям, справку от руководства Сибирского железнодорожного агентства и т.п. Кроме того, защита предоставила заключение специалиста ИВАНОВА А.Н., подтверждающее, что документы о проведении ОРМ «оперативный эксперимент» были составлены сотрудниками полиции задним числом.

Защита предоставила суду доказательства, которые по ее мнению говорят о том, что в действиях сотрудников полиции усматриваются признаки подстрекательско-провокационной деятельности в отношении ЗВЕРЕВА. В ходе судебного заседания стороной обвинения не были опровергнуты показания ЗВЕРЕВА, который как в ходе предварительного следствия, так и в суде последовательно занимал позицию о совершении в отношении него провокации с целью искусственного создания условий для понуждения его к даче взятки.

ЗВЕРЕВ с самого начала проведения проверки не скрывал свою причастность к вывозу ж/д деталей с территории ПТО, и при этом у него не было оснований полагать, что он может быть привлечен к уголовной ответственности за их хищение, т.к. такого хищения он не совершал, что впоследствии было установлено проведенной проверкой и постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

В суде установлено, что ЗВЕРЕВ прибыл 20 июля 2012 года в управление полиции на Лобкова, 1 около 19:16 не по своей воле, а по требованию ИВАНОВА. Детализацией телефонных соединений по номеру мобильного телефона ЗВЕРЕВА подтверждается, что в 18:59 сотрудник полиции СТАДНИКОВ со своего мобильного телефона звонил ЗВЕРЕВУ, что подтверждает показания последнего о том, что сотрудники полиции ставили его в жесткие временные рамки, не позволяющие ему спокойно сориентироваться в сложившейся ситуации. СТАДНИКОВ факт своего звонка в суде не отрицал, однако не смог пояснить, о чем был разговор.

Защита считает, что у ИВАНОВА не было каких-либо оснований и реальной необходимости для вызова ЗВЕРЕВА на Лобкова, 1 для получения от него очередного объяснения, что подтверждает показания ЗВЕРЕВА о том, что повторно к ИВАНОВУ он был вызван для продолжения оказания на него давления с целью склонения к передаче денежных средств. По позиции Европейского суда по правам человека инициатива в общении, проистекающая от сотрудника полиции, сама по себе ставит под сомнение добровольность совершения лицом преступления. В суде было установлено, что ЗВЕРЕВ не располагал денежной суммой, необходимой для передачи ИВАНОВУ. Это подтверждается показаниями свидетелей. Данное обстоятельство также указывает на отсутствие добровольности в инкриминируемых ЗВЕРЕВУ действиях. Также это подтверждается заключением лингвистической экспертизы, в котором говорится, что у ЗВЕРЕВА на момент телефонного разговора, за 30 минут до его прибытия в управление полиции на Лобкова, 1, не было намерения дать взятку в денежной форме сотрудникам полиции. Следовательно, считает защита, такое намерение возникло у ЗВЕРЕВА в ходе его общения с ИВАНОВЫМ.

Из показаний СМАГУЛОВА и ЕГОРОВА следует, что 20.07.2012г. около 21.:20 местного времени они были приглашены сотрудниками полиции на Лобкова, 1 для того, чтобы поприсутствовать в качестве понятых при производстве осмотра места происшествия. При этом сотрудники полиции им пояснили, что им предстоит засвидетельствовать факт дачи денежных средств в качестве взятки сотруднику полиции за то, чтобы он прекратил разбирательство по материалу проверки. То есть сотрудники полиции знали, что ЗВЕРЕВ должен в ближайшее время привезти деньги. Это подтверждает показания ЗВЕРЕВА о том, что ИВАНОВ был полностью в курсе его действий по сбору денег, а также о том, что ему на доставку денег было дано не более 2 часов, чем и обуславливается время приглашения свидетелей для участия в качестве понятых.

Показания ЗВЕРЕВА о том, что он обзванивал свидетелей, собирая деньги на взятку, из кабинета ИВАНОВА, в его присутствии и по указанию последнего, подтверждаются показаниями свидетелей ЕЛИСЕЕВА, КУЗИНА, ПАРАДЕЕВА, БАЛЬЖАНОВА, БОГАТОВА, МАТЮТИНА, МАКСИМЕНКОВА, ЗВЕРЕВОЙ. Они подтверждаются детализацией телефонных соединений по номеру ЗВЕРЕВА за 20 июля 2012 г. — все телефонные и смс-соединения зафиксированы одной базовой станцией и имеют одни и те же координаты сектора приема, куда попадает здание, расположенное по ул. Лобкова, 1. Позиция стороны защиты доказывается также отсутствием в материалах дела содержания данных телефонных переговоров при том, что в это время телефонный номер ЗВЕРЕВА прослушивался оперативниками — из двух дисков с записью его переговоров к материалам уголовного дела стороной обвинения был приобщен почему-то только один из них.

Олеся Кузнецова

<<Вернуться

/var/www1/aehabarov