Адвокат Тюфягина пытается развалить обвинение

 оригинал статьи

В суде опросили свидетелей из минстроя Омской области

4 декабря в Советском районном суде Омска продолжился процесс по громкому уголовному делу, возбужденному в отношении экс-заместителя министра строительства и ЖКК Омской области Михаила ТЮФЯГИНА и замдиректора ООО «Ремдорстрой» Норика САРОЯНА.

Неожиданный поворот

В этот раз в скандальном судебном процессе произошел неожиданный поворот. Защитник ТЮФЯГИНА поставил под сомнение обвинение в превышении должностных полномочий, которое вменяется его доверителю. И сделал он это исключительно с помощью допроса свидетелей, заявленных стороной обвинения. Наиболее неожиданными оказались ответы начальника управления реализации жилищной программы министерства строительства и ЖКК Омской области Ларисы ФОМИНОЙ, которые она дала на целую систему вопросов, выстроенную ХАБАРОВЫМ.

Напомним, что ТЮФЯГИН обвиняется органами предварительного следствия в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), одного — ч. 2 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) и другого — ч. 6 ст. 290 УК РФ (Получение взятки в особо крупном размере). САРОЯН — в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ (дача взятки в особо крупном размере). Подсудимые виновными себя не признают. Разбирательство ведет судья Руслан АБУЛХАИРОВ. Сторону обвинения представляют прокуратура САО Омска и прокуратура Омской области. Сторону защиты — адвокаты Андрей ХАБАРОВ, Наталья РОМАНОВСКАЯ, Юлия БОРОДИХИНА. Пока суд рассматривает доказательства, которые предъявляет сторона обвинения, по эпизоду, связанному с превышением должностных полномочий, вменяемым ТЮФЯГИНУ.

Суть обвинения

По версии следствия, находясь в должности главы администрации Саргатского района, в декабре 2008 года ТЮФЯГИН знал, что Саргатский район включен в перечень муниципальных образований Омской области по переселению граждан из аварийного жилищного фонда. Он понимал, что на территории Саргатского района нет подходящих зданий, а здание гостиницы бывшего автосервиса (ул. 50 лет Победы, 2, село Саргатское) балансовой стоимостью 2 млн рублей не может принимать участие в запросе котировок, тем не менее умышленно принял решение об использовании указанного объекта в нарушение требований программы. Для этого ТЮФЯГИН решил передать данное здание в хозяйственное ведение предприятию «Тепловые сети и коммуникации» ТСК № 1. В апреле 2009 года ТЮФЯГИН, желая извлечь выгоду имущественного характера, явно превышая свои полномочия, действуя в интересах третьих лиц — ООО «Крытый рынок» в лице его директора, который являлся знакомым ТЮФЯГИНА, ООО «Сибирский строитель» — совершил ряд действий по созданию условий для участия ТСК № 1, не являвшегося застройщиком упомянутого здания гостиницы и не имевшего возможности вести строительные работы, в запросе котировок на право заключения госконтрактов. В итоге ООО «Крытый рынок» было привлечено в качестве основного подрядчика. ТЮФЯГИН дал подчиненным указание подготовить документы на регистрацию здания гостиницы как объекта незавершенного строительства.

6 апреля 2009 года ТЮФЯГИН без имеющихся на то оснований передал в хозяйственное ведение ТСК № 1 здание гостиницы автосервиса как объект незавершенного строительства — многоэтажный жилой дом, а также передал ТСК № 1 в аренду земельный участок. Далее ТЮФЯГИН дал свое согласие на продажу здания и участка, таким образом, данное имущество выбыло из собственности района. По указанию ТЮФЯГИНА были подготовлены пять котировочных заявок на приобретение квартир в упомянутом бывшем здании гостиницы для переселения туда граждан из аварийного жилья. 4 июня 2009 года и 17 июля 2009 года, согласно протоколу котировочной комиссии, министерство строительства и ЖКК, как считает сторона обвинения, будучи введено в заблуждение, заключило пять госконтрактов с ТСК № 1 о приобретении 22 квартир в здании бывшей гостиницы в собственность Омской области.

Всего на покупку было использовано 23,5 млн рублей — 21 млн рублей из средств фонда реформирования жилищного хозяйства и 2,5 млн из областного бюджета в рамках долевого финансирования. ООО «Крытый рынок» выполнило работы и по указанию ТЮФЯГИНА предоставило ТСК № 1 акты выполненных работ с включенными в них работами, которые фактически не выполнялись и итоговая сумма в них, как считает обвинение, была завышена на 8 млн 663 тысячи рублей. Затем ТСК № 1 сдало квартиры минстрою, согласно котрактам, а последний принял их и затем передал в собственность Саргатского района. По мнению следствия, данные квартиры не отвечают необходимым условиям проживания, а некоторые из них построены с нарушением строительных норм. Таким образом, как считает обвинение, незаконными действиями ТЮФЯГИНА существенно нарушены интересы граждан, которых переселили в данные квартиры, причинен вред имуществу Саргатского района, из собственности которого выбыло здание балансовой стоимостью 2,5 млн рублей (бывшее здание гостиницы), вред имуществу регионального минстроя и ЖКК в размере более 8 млн рублей — завышенная стоимость работ.

«ТЮФЯГИН выполнял требования госконтракта»

Обвинение утверждает, что дом по ул. 50 лет Победы, 2 в селе Саргатском выбыл из муниципальной собственности по вине ТЮФЯГИНА. Однако представитель регионального минстроя ФОМИНА в суде четко ответила на вопрос адвоката, что этот дом вернулся в муниципальную собственность, а в дальнейшем квартиры в нем были приватизированы гражданами, которых переселили туда из ветхого жилья в рамках соответствующей программы. ФОМИНА пояснила, что выбытие дома в собственность субъекта РФ действительно имело место, однако оно было временным и обусловленным исключительно требованиями госконтракта. В свете таких показаний стало непонятно, в чем же тогда состоит вина ТЮФЯГИНА, если он выполнял требования госконтракта?

«Дом приняли без претензий»

Обвинение утверждает, что квартиры в упомянутом доме не отвечают необходимым условиям проживания, а некоторые из них построены с нарушением строительных норм. ФОМИНА же рассказала, что дом принимался в эксплуатацию службой ГУ Облстройзаказчика и никаких претензий к качеству работ у приемочной комиссии не было. Как указано в акте этой комиссии от 16 сентября 2009 года, который есть в материалах дела (адвокат процитировал его в процессе), каких-либо недоделок также не было, а дом «отвечает санитарно-эпидемиологическим, экологическим, пожарным, строительным нормам, правилам и госстандартам и принят в эксплуатацию». Кроме того, ФОМИНА подтвердила, что в мае 2010 года Фонд реформирования жилищного хозяйства проводил проверку выполнения на территории Омской области, Омска и Саргатского муниципального района условий предоставления финансовой поддержки по программе переселения граждан из аварийного жилья за 2009 год. По ее словам, никаких претензий со стороны Фонда к Саргатскому району не поступило. Адвокат подчеркнул, что отчет о результатах данной проверки был направлен губернатору Омской области.

«Никакого ущерба государству нет и быть не могло!»

Обвинение утверждает, что из-за ТЮФЯГИНА строительная организация необоснованно получила более 8 млн рублей за работы, которые в 2009 году в Саргатском районе в доме по ул. 50 лет Победы, 2 не выполнялись, чем был причинен ущерб государству. Однако из ответов ФОМИНОЙ на вопросы защитника ХАБАРОВА, который при этом цитировал тексты госконтрактов, имеющиеся в материалах дела, прямо следует, что никакого ущерба нет и быть не могло, так как по госконтракту региональный минстрой платил не за строительные работы, а за квадратные метры по фиксированной цене – 27 500 рублей за метр. Свидетель обратила внимание суда на то, что на тот период это была не самая высокая цена, которая могла бы обеспечить рентабельность подрядчику, она привела пример, что в Новосибирской области такая цена равнялась 30 000 рублей за кв метр. По словам ФОМИНОЙ, в госконтрактах речь идет вовсе не о строительстве дома, что предполагало бы оплату строительных работ, а о приобретении квартир со степенью готовности 70% по фиксированной цене за кв. метр, при этом, как подчеркнула свидетель, министерству было без разницы, какие затраты реально понес подрядчик. ФОМИНА отметила, что выделенные деньги имели строгое целевое назначение — могли быть потрачены исключительно на покупку квартир, а не на строительство детского сада, бассейна и т. п.

По словам ФОМИНОЙ, законодательство не требовало проверять строительные работы и платить за объемы этих работ, поэтому по контракту даже не требовалось предоставлять министерству формы отчетности КС2 и КС3, и они не предоставлялись — эти документы не включались по контракту в те, которые подрядчик должен был предоставить министерству для оплаты. Как показала ФОМИНА, отвечая на очередной вопрос защитника, подрядчик был вправе включить в оплату, а министерство оплатить, работы, которые были выполнены до заключения контракта, при доведении объекта до 70% готовности. Адвокат ХАБАРОВ обратил внимание суда на то, что именно в этом почему-то обвиняют ТЮФЯГИНА. Путем допроса в суде второго свидетеля — бывшего начальника производственно-технического отдела ООО «Сибирский строитель» Александра КРАВЧЕНКО защитнику удалось установить, что работы, которые не выполнялись в упомянутом доме, в формы отчетности вообще не включались — попали только те работы, которые реально были выполнены до 2009 года, но не были оплачены. Суд продолжает слушать показания свидетелей по делу. «КВ» будут следить за ходом разбирательства.

 Кузнецова Олеся

<<Вернуться

/var/www1/aehabarov