Бывший соратник Тюфягина просит его покаяться перед судом

Экс-глава Саргатского района Михаил Тюфягин, обвиняемый в получе­нии взятки, признался суду, что его шантажирует свидетель со стороны обвинения

Приближается к выходу на фи­нишную прямую затянувшееся рассмотрение уголовного де­ла в отношении экс-главы Саргатско­го района Михаила Тюфягина и замди­ректора ООО «Ремдорстрой» Норика Сарояна.

7 октября в качестве свидетеля со стороны обвинения выступил Петр Плесовских, экс-депутат Саргатско­го районного совета, а ныне владелец личного подсобного хозяйства. Перед его выступлением Тюфягин рассказал суду, что экс-депутат несколько раз звонил ему с разных номеров, настой­чиво предлагая помочь «решить во­прос» гораздо лучше, чем его нынеш­ний адвокат Андрей Хабаров, со 100% гарантией положительного исхода, а в случае отказа угрожал дать неод­нозначные показания. Экс-глава Сар­гатского района также напомнил суду, что г-н Плесовских в сентябре 2004-го был осужден Седельниковским райсу­дом Омской области за клевету. «Дан­ные действия рассматриваю как про­вокационные и прошу оградить меня от них. Кроме того, считаю, что суд дол­жен быть проинформирован о проис­ходящем за стенами здания суда, так как эта информация может иметь са­мое  непосредственное  отношение к оценке судом показаний Плесов­ских», - заявил г-н Тюфягин. По его мнению, Плесовских пре­следует его из-за дав­него конфликта - буду­чи главой Саргатского рай­она, Тюфягин обратился в суд с требованием вернуть район­ное стадо скота, которое неза­конно удерживал Плесовских.

Адвокат Норика Сарояна Юлия Бородихина возразила против допроса свидетеля, ссылаясь на отсут­ствие в зале своей коллеги Натальи Романовской. Однако судья Руслан Абульхаиров все-таки одобрил допрос г-на Плесовских по определенным вопро­сам - в частности, что касается пересе­ления граждан из аварийного жилья.

Показания экс-депутата звучали довольно сбивчиво и противоречи­во. «Когда Михаил Дмитриевич (Тю­фягин - прим. ред.) стал главой райо­на, мы решили отдать здание под дом престарелых. Власти выделили день­ги на реконструкцию гостиницы в дом престарелых. Работы начались и по­том прекратились. Затем на сессии от Михаила Дмитриевича поступило предложение отдать это здание для переселения из ветхого жилья. Я голосовал против. Я говорю на сессии: вы рассчитаетесь сами с собой, а куда денутся деньги в бюджет? В итоге ре­шение было принято. На тот момент здание было практически готово для проживания». Адвокат обвиняемого Андрей Хабаров заметил, что, соглас­но протоколу того заседания, все депутаты проголосовали единогласно.


Сторона защиты предложила прослушать в зале суда запись разговора двух приятелей, имевшего место незадолго до заседания. На это время пресса была удалена из зала, однако далее стало ясно, что некоторые заявления г-на Плесовских, в частности предложение г-ну Тюфягину «покаяться как верующему человеку», так и не прозвучали.


Попытки шантажировать обвиня­емого г-н Плесовских отрицал, утверж­дая, что как раз г-н Тюфягин регуляр­но инициировал их общение. Более того, свидетель уверял суд в том, что неоднократно предлагал г-ну Тюфягину добровольно признать свою вину и тем самым «скостить» срок. Тогда сторона защиты предложила прослушать в зале суда запись разговора двух при­ятелей, имевшего место незадолго до заседания. На это время пресса была удалена из зала, однако далее стало яс­но, что некоторые заявления г-на Плесовских, в частности предложение г-ну Тюфягину «покаяться как верующему человеку», так и не прозвучали. Словно стараясь компенсировать отсутствие в записи ключевых моментов, свиде­тель постарался подлить масла в огонь своими многозначительными мыслями о том, что у г-на Сарояна «что ни шаг, то криминал». Комментируя свое пред­ложение встретиться с г-ном Тюфягиным именно в бане, дабы их не смог­ла подслушать ФСБ, он снова упомянул свое намерение толкнуть г-на Тюфягина на полное раскаяние во всем, вклю­чая и неизвестные суду эпизоды про­дажи зданий в Саргатском районе с за­ведомо заниженной стоимостью. «Он продал Дом быта за 200 тысяч, продал за 700 тысяч рублей педучилище, сей­час там магазин. Вы посмотрите на ны­нешние цены, за 200 тысяч вы и туалет в Саргатке не купите».

В рассмотрении дела объявлен пе­рерыв.

Анастасия Павлова

 

Андрей Хабаров, адвокат Михаила Тюфягина:

- Свидетель обвинения Пле­совских появился в процес­се, по образному выражению, как черт из табакерки. За поч­ти три года интенсивного рас­следования следственно-оперативной группе не удалось установить столь информиро­ванного свидетеля. И тут вдруг под конец процесса, когда об­винение «буксует», процессу­альный пасьянс по сценарию, написанному в обвинитель­ном заключении, не складыва­ется, прокурор приводит в зал судебного заседания «инициа­тивного» свидетеля, выраже­ние лица которого не оставило у меня сомнений, что мы на­блюдаем «пришествие спаси­теля». А когда свидетель Пле­совских стал давать показания, сразу вспомнился герои филь­ма Леонида Гайдая «Не может быть!» Горбушкин в исполне­нии великолепного Михаила Пуговкина, который на вопрос следователя, что ему известно по делу, ни секунды не коле­блясь, с запальчивостью отве­тил: «Все!». Это было бы смеш­но, если б не было так грустно. Перекрестный допрос защитой Плесовских и представленные суду доказательства откры­ли весьма нетривиальные об­стоятельства, связанные с лич­ностью и поведением данно­го свидетеля до его допроса. Так, в суде было установлено, что до допроса Плесовских не­однократно звонил Тюфягину, сначала интриговал его не­приятным сюрпризом, а затем стал настойчиво предлагать встретиться для разговора. Из прослушанной в суде ауди­озаписи данной встречи сле­довало, что Плесовских пред­лагал Тюфягину свои услуги по решению его дела, подроб­ности такой помощи был го­тов изложить в бане, когда они будут как младенцы, т.к. опе­ративное сопровождение де­ла осуществляет ФСБ. Говорил, что может дать показания по-разному, просил передать вто­рому подсудимому Сарояну, что тот с 2005-го должен ему денег за 280 кг свинины и надо бы рассчитаться, а то ему будет «несладко», и еще много чего интересного. На мой вопрос, выносил­ся ли в отношении него Седельниковским райсудом в сентябре 2004-го обвинитель­ный приговор за клевету, свя­занную с обвинением лица в совершении тяжкого и особо тяжкого преступлений, Пле­совских ответил отрицательно, но вспомнил, что об этом, ког­да его судил в 2013-м Саргатский райсуд за хищение и преступление против личности, в суде заявлял зампрокурора района. И он этого прокуро­ра обещал засудить, что может произойти и с защитником. Колоритная личность. Не знаю, остались ли вопросы у суда от­ от­носительно данного свиде­теля, но у меня остался толь­ко один вопрос: кто подставил прокурора, подсунув ему тако­го «спасителя»?

 

Справка

По версии следствия, бывший заместитель министра строительства и ЖКК Омской области Ми­хаил Тюфягин в июле 2011 года получил от замдиректора ООО «Ремдорстрой» Норика Сарояна взятку в виде автомобиля Toyota Highlanderстоимостью более 1,8 млн рублей. Это, как счита­ют правоохранительные органы, стало платой за обеспечение «Ремдорстрою» победы на аукци­оне по строительству дороги Петровка - Калиновка в Омском районе стоимостью 237,2 млн ру­блей. Кроме того, г-ну Тюфягину вменяется то, что в 2009 году в рамках региональной адресной программы по расселению из аварийного жилого фонда чиновник «организовал заключение госконтрактов на строительство жилья по цене, завышенной на 8,7 млн рублей». «В результате администрация Саргатского района лишилась недвижимости стоимостью свыше млн рублей, а граждане были переселены из аварийного жилья в жилье ненадлежащего качества». Зло­употребление должностными полномочиями, считает обвинение, г-н Тюфягин допустил в 2008-2009 годах. Будучи главой администрации Саргатского муниципального района Омской обла­сти, чиновник обеспечил ООО «Ремдорстрой» победу в двух аукционах по строительству дороги к селу Светлое общей стоимостью более 327 млн рублей. Уголовное дело в отношении Михаи­ла Тюфягина возбуждено в сентябре 2011 года. Сразу после этого г-н Тюфягин был уволен тогдаш­ним губернатором Леонидом Полежаевым и вместе с Нориком Сарояном арестован по реше­нию Куйбышевского райсуда. В ноябре 2011 года обоим фигурантам уголовного дела суд изме­нил меру пресечения на залог в 1,5 млн рублей.

<<Вернуться

/var/www1/aehabarov