Дочери Москаленко удалось добиться шанса на оправдание отца

Коммерческие вести, 19.09.2018

оригинал статьи

Дело экс-судьи будет пересмотрено

12 сентября Верховный суд РФ рассмотрел апелляционную жалобу адвоката Андрея ХАБАРОВА на постановление Омского областного суда от 13 июня текущего года в отношении судьи Куйбышевского райсуда Сергея МОСКАЛЕНКО.

БЫЛО

Напомним, в тот летний день Омский областной суд признал МОСКАЛЕНКО виновным в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ). На рассмотрении дела судьи, покончившего жизнь самоубийством, настояли его родственники. Защищала МОСКАЛЕНКО, помимо адвоката Андрея ХАБАРОВА, дочка погибшего судьи Екатерина БЕСПАЛОВА, подполковник юстиции в отставке, бывший руководитель Омского следственного отдела на транспорте Западно-Сибирского СУ СК России.

По версии следствия, с 2010 по 2015 год судья Сергей МОСКАЛЕНКО за принятие судебного решения о возвращении уголовного дела прокурору и вынесении оправдательного приговора при повторном поступлении в Куйбышевский районный суд дела в отношении экс-руководителя ООО «Компания «ОмСтрой-2001» Виктора БЕРГА лично получил взятку в виде денег и материальных услуг на общую сумму более 8 млн.. рублей. 14 октября 2015 года, накануне вынесения приговора, БЕРГ был убит несколькими выстрелами в упор. Через месяц после убийства на МОСКАЛЕНКО было совершено покушение – неизвестные напали на него с ножом в подъезде. Преступник до сих пор не найден.

В 2011-м МОСКАЛЕНКО якобы получил 1,5 млн. рублей в пять этапов. В 2014 году БЕРГ, по версии следствия, отремонтировал судье гараж на улице Дмитриева. В последующие годы (2014-2015) работник Куйбышевского райсуда получил от застройщика два, три и еще полтора миллиона рублей – для проведения этих операций последнему пришлось продать квартиру за 3,3 млн. рублей.

В основу приговора в отношении МОСКАЛЕНКО легли показания сына БЕРГА, его супруги и ее друзей. Уголовное дело было закрыто в связи со смертью подсудимого, судья Владимир ИСАХАНОВ уточнил, что МОСКАЛЕНКО будет считаться виновным.

ЕСТЬ

Однако 12 сентября Верховный суд РФ рассмотрел апелляционную жалобу Андрея ХАБАРОВА на это определение. В ней он назвал предвзятым ведение процесса Омским областным судом, отметив, что суд многократно отклонял вопросы защитника к свидетелям обвинения, называя их «не имеющими существенного значения» и «носящими общий характер».

«Ни на следствии, ни в суде не удалось установить, где и по какой цене были приобретены материалы, использованные при ремонте гаража. Суд довольствовался показаниями эксперта в суде о том, что им при проведении исследования были использованы самые дешевые материалы, без какого-либо подтверждения этого содержанием экспертизы либо иными материалами, которые могли бы стать предметом оценки стороной защиты».

Есть претензии не только к рассмотрению эпизода с ремонтом гаража, но и с получением взятки: «В деле имеются лишь сведения о получении Бергом денежных средств, но отсутствуют какие-либо доказательства  их передачи Москаленко, что не одно и то же. Источниками всей информации о договоренностях и передачах денег является только два свидетеля Берг Т.Ю. и Берг Д.В. (вдова и сын убитого Виктора БЕРГА – прим.авт.). Показания всех остальных свидетелей — это показания о том, что Бергу нужны были деньги. Но нет показаний о том, что он их передал судье, где и когда, какую сумму. По сути Москаленко вменяют сумму, которую получил Берг! Но не сумму, которую он передал Москаленко, т.к. доказательств такой передачи не имеется».

Суд также отказал защите в исследовании видеозаписи, на которой Денис БЕРГ давал показания с использованием полиграфа. В частности, как утверждается в жалобе на постановление Омского областного суда, из указанной видеозаписи не следовало, что Виктор БЕРГ договаривался с Сергеем МОСКАЛЕНКО о вынесении оправдательного приговора по своему делу: «Свидетель Денис БЕРГ подстраивает свою позицию по делу под ранее данные показания, согласуя ее с показаниями другого свидетеля – Тамары БЕРГ, несмотря на то, что они с его собственных слов не соответствуют действительности. Берг Д.В. на этой видеозаписи сильно напоминает героя фильма «Не может быть!» в исполнении народного артиста СССР Михаила Пуговкина: «- Что Вы как свидетель можете показать по этому делу? – Все, все, что угодно!».

 СТАЛО

В распоряжении «Коммерческих вестей» оказалась аудиозапись заседания. Доводы, указанные в жалобе, поддержали Екатерина Беспалова и адвокат Светлана КОЛЬГАН, подчеркнув необъективность рассмотрения дела МОСКАЛЕНКО Омским областным судом и нарушение права покойного МОСКАЛЕНКО на защиту.

Дочь погибшего судьи объяснила:

- Мы полагаем, что судом совершенно необоснованно было отказано в возвращении уголовного дела прокурору в порядке статьи 237. Ведь стороной защиты заявлялись очень существенные основания в части неконкретизации действий судьи МОСКАЛЕНКО, за которые он якобы получил взятку. В частности, органы сформулировали обвинение таким образом, что взятка была получена судом в том числе за незаконные действия по вынесению оправдательного приговора. Вместе с тем, никакие конкретные действия указаны не были. Суд посчитал, что обвинение подробно и понятно, достаточно для принятия итогового решения по делу. Однако в окончательном решении, в постановлении о прекращении уголовного дела, вынесенном судом первой инстанции, суд сделал утверждение, что вынесение оправдательного приговора должно было пройти без учета принципа законности, состязательности сторон и свободы оценки доказательств. Данные действия суда, безусловно, выходят за пределы его законных полномочий по рассмотрению дела и принятию итогового решения. Фактически суд принял на себя несвойственную суду функцию обвинения  конкретизировал действия по вынесению оправдательного приговора, которые не были изложены органами предварительного следствия в постановлении о привлечении МОСКАЛЕНКО в качестве обвиняемого. Это существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Представительница Генпрокуратуры РФ СИНИЦЫНА отметила, что взятка – «одно из самых латентных преступлений в уголовном праве», условия совершения которого часто не очевидны:

- Преступления совершаются против интересов государства, поэтому и взяткодатель, и взяткополучатель стремятся к сокрытию своих действий. Именно это и прослеживается в рассматриваемом уголовном деле. Согласно протоколу заседания, обвинительный уклон у суда не прослеживается. Отводились только те вопросы, которые не имели отношения к рассматриваемым событиям. Коммерческая деятельность БЕРГА, его долги и отношения с контрагентами к делу МОСКАЛЕНКО отношения не имеют. Факт передачи взятки подтверждается свидетельскими показаниями. МОСКАЛЕНКО обещал затягивать уголовное дело, чтобы по ряду статей истекли сроки давности. Фактически события как раз это подтверждают: уголовное дело много раз возвращалось прокурору, откладывалось то в связи с болезнью судьи, то в связи с его отпуском. Дело слушалось в общей сложности более пяти лет. Заявление со стороны защиты о том, что МОСКАЛЕНКО считал БЕРГА виновным, не противоречит предъявленному ему обвинению и не мешало требовать взятку за вынесение благоприятного решения.

Далее прокурор рассказала про систему конспирации, придуманную БЕРГАМИ: записки о собранных деньгах застройщик оставлял в гараже, которым пользовался МОСКАЛЕНКО. Встречались для передачи денег они в укромных местах, вынимая на это время аккумуляторы из сотовых телефонов.

Напоследок БЕСПАЛОВА напомнила суду о презумпции невиновности и о том, что все спорные моменты, вызывающие сомнения, трактуются в пользу обвиняемого. Она назвала дело своего отца противоречивым.

В итоге суд услышал доводы защиты и отменил определение Омского областного суда. Дело будет направлено на повторное рассмотрение в суд первой инстанции в ином судебном составе.

Не гражданская война?

Андрей ХАБАРОВ прокомментировал произошедшее «Коммерческим вестям»:

- В сухом остатке центральная мысль выступления представителя Генеральной прокуратуры РФ в судебном заседании состояла в том, что так как взятка преступление латентное, то и доказывать ее передачу в современных условиях борьбы с коррупцией нет необходимости. А значит, доводы защиты об отсутствии доказательств такой передачи не заслуживают внимания. Действительно, зачем доказывать передачу взятки по делу о даче взятки? Такой подход достаточно точно отражает современное состояние уголовного процесса. Он все большие из доказательного становится понятийным. Судебное усмотрение все чаще не сковано рамками исследованных в суде доказательств. Оно все больше свободно от этих рамок, а в основе принятия решения зачастую лежит представление о «правильном» решении, что далеко не всегда означает «законное».

Считает ли автор удовлетворенной жалобы, что, не будь обвиняемым известный судья, все могло сложиться иначе?

- Не могу утверждать, но у меня сложилось убеждение, что на рассмотрение дела судьи МОСКАЛЕНКО сильное влияние оказал судебный статус обвиняемого. Сам процесс и решение должны быть такими, чтобы ни у кого даже мысли не возникло, что кто-то пытается выгородить своего. Как говорится, «со всей пролетарской беспощадностью». Но только сейчас не гражданская война! Видите ли, один из отзвуков настоящего времени: при всех прочих равных обстоятельствах у человека известного (в это понятие можно вложить социальное и другое выделяющее его в обществе положение) шансов на объективное и справедливое рассмотрение его дела меньше, чем у человека, такой известностью не обладающего. Почему? В уголовной юстиции поселился страх. Страх, что твои действия и решения в пользу известного обвиняемого могут быть расценены как имеющие коррупционную основу. Ведь известный человек имеет связи, финансовые и прочие возможности. Так вот, чтобы никто не подумал, что на решение эти возможности погли повлиять, оно должно быть соответствующим. Как понимаете, при таком подходе решение основывается не на законе.

P.S.

Пару дней спустя, 14 сентября, Квалификационная коллегия судей Омской области отказала в удовлетворении представления главы Следственного комитета РФ Александр БАСТРЫКИНА в отношении МОСКАЛЕНКО. Главный следователь государства вносил в омскую ККС представление о даче согласия на привлечение бывшего судьи Куйбышевского районного суда в качестве обвиняемого – по ч.1 ст. 222 УК «Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия» и п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ «Убийство с целью скрыть другое преступление». В январе 2017 ККС уже удовлетворяла аналогичное представление Александра БАСТРЫКИНА, но позднее Высшая квалификационная коллегия судей РФ отменила это решение.

 

Анастасия Павлова 

 

 

<<Вернуться

/var/www1/aehabarov