МАЦЕЛЕВИЧ не признал требования потерпевших в деле «СТИНКО» Он не считает, что совершил хищение – ни у своей же фирмы, ни у дольщиков

Коммерческие вести # 46, 04.12.2019

 

26 ноября в Первомайском районном суде Омска бывший руководитель СРО «Первая гильдия строителей» Станислав МАЦЕЛЕВИЧ завершил давать показания по уголовному делу в отношении организованной преступной группы, которую он якобы возглавляет. Он обвиняется по двум статьям: ст. 160 ч. 4 – «присвоение или растрата, т. е. хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное организованной группой», и ст. 174 прим. 1 ч. 4 п. а и б – «легализация (отмывание) денежных средств». По версии следствия, владелец ООО «Страховая инвестиционная компания» Станислав МАЦЕЛЕВИЧ растратил, легализовав, 1,7 миллиарда рублей из средств компании. «СТИНКО» занималась страхованием гражданской ответственности участников долевого строительства, с ней работали застройщики по всей России. Свою ответственность в компании успели застраховать более двух тысяч организаций. На скамье подсудимых также находятся люди, выполнявшие технические роли, связанные с выводом денежных средств: директор Торгового Дома «Карьер» Станислав ПРИМАКОВ и безработный Рафаел ПЕТРОСЯН, как и МАЦЕЛЕВИЧ, содержащиеся в следственном изоляторе, предприниматель Александр ЕФРЕМОВ находится под подпиской о невыезде. Другие фигуранты дела – брат предполагаемого главы ОПГ Владислав МАЦЕЛЕВИЧ и бизнесмен Павел ЯСКО числятся в розыске.

 

ЯСКО

При этом последний все-таки дистанционно напомнил о себе: в «Коммерческих вестях» от 20 ноября 2019 был опубликован подробный репортаж с заседания, в котором защитник Александра ЕФРЕМОВА экс-прокурор Сергей ТРОЦЕНКО зачитал письмо ЯСКО, адресованное подсудимому предпринимателю, и заявление в правоохранительные органы. ЯСКО и в том и в другом каялся перед давним другом ЕФРЕМОВЫМ в том, что не намеренно втянул его в чехарду юридических лиц, закончившейся обвинением в отмывании денег. Фигуранта не смутил его статус находящегося в розыске: узнав, что судебное следствие подходит к концу, он решил пояснить роль каждого из участников истории. Однако 26 ноября суд отказал в удовлетворении ходатайства ТРОЦЕНКО и ЕФРЕМОВА о приобщении заявления ЯСКО к материалам уголовного дела. И гособвинитель Дмитрий КАЗАННИК, и адвокаты других подсудимых настаивали, что, не имея возможности напрямую задать ЯСКО вопросы в зале суда, нельзя принимать его утверждения на веру. К этим доводам и прислушалась судья Елена ШТОКАЛЕНКО, напомнив о том, что судебный процесс обязан быть основан на состязательности сторон.

 

«XXI век»

Однако остальная часть заседания все же была посвящена финальному выступлению Станислава МАЦЕЛЕВИЧА, который давал показания в свободной форме. Он подробно рассказал об условиях займа «СТИНКО» 32 миллионов рублей ООО «Строительная компания 21 век». Договор под 8% годовых был заключен 12 октября 2014 года. Для страховой компании подсудимого заем стал очередной возможностью увеличить доходы – это было выгодней, чем просто разместить средства в банке. МАЦЕЛЕВИЧ подчеркнул, что неподконтрольная ему «СК 21 век»  успешно действующая компания и была таковой как до его ареста, так и после. На конец 2014 года – то есть почти на момент займа – актив баланса организации составлял 289,9 миллиона рублей, а на конец 2016-го (то есть уже после ареста главаря предполагаемой ОПГ, и введения в «СТИНКО» конкурсного производства) 267 миллионов. Выручка за 2014 год составила у нее 834,1 миллиона рублей, за 2016-й – 134,8 миллиона. Помимо этого, ООО «СК 21 век», будучи застройщиком по заказам от государства и муниципалитетов, выступало страхователем «СТИНКО» на 176 миллионов рублей. В 2011-2016 годах «СК 21 век» исполнила 34 контракта на 1,258 миллиарда рублей – без взысканий с госзаказчиков через арбитражный суд не обошлось, правда, но все же. Этот спич МАЦЕЛЕВИЧ свел к тому, что его страховая компания выдала заем совершенно осознанно, прекрасно отдавая себе отчет в том, что вернет деньги с выгодой для себя. А ведь именно в виде этого займа (и не только) вменяют экс-главе СРО «Первая гильдия строителей» хищение:

Этот заем был возвращен вместе с процентами – у ООО «СК 21 век» были на то все финансовые возможности. Из выписок с расчетных счетов и заключений экспертиз установлено, что на расчетные счета ООО «СТИНКО» поступали денежные средства с назначением платежа «возврат займа» от лиц, которые не были заемщиками, и без указания за какого заемщика производится оплата. Например, поступали средства от ООО «Центр поддержки строителей». Обвинение не исследовало итоги финансовых взаимоотношений ООО «СТИНКО» и ООО «СК 21 век», и не может утверждать, что заем не был возвращен. Обвинение строится на предположении, что заемщик имеет ко мне отношение, а значит, заем возвращен не был. Но без экспертного анализа всего объема взаимоотношений ООО «СТИНКО» и ООО «СК 21 век» установить подобное невозможно.

 МАЦЕЛЕВИЧ подчеркнул, что проверки Центробанка РФ не установили задолженности по выданным займам, в том числе по конкретному случаю с ООО «СК 21 век» – соответствующие данные были представлены следователю, но проигнорированы им. Все займы, выдаваемые «СТИНКО», были краткосрочными – не более чем на три месяца. Просрочки кредиторской задолженности за ООО «СК 21» в списке контрагентов «СТИНКО» также не значилось – иначе бы на это обратил внимание конкурсный управляющий страховой компании. Дело осложняется тем, что первичную документацию  следствию достать не удалось, а опираясь на разрозненные бумаги, оно сделало неверный вывод, рассуждал подсудимый. При проведении бухгалтерской экспертизы займов, выдаваемых «СТИНКО, следствие отказалось делиться имеющимися у них сведениями, поэтому картина закономерно получилась искаженной – лишь общие суммы движения средств, без каких-либо деталей. Так что именно это и помешало достоверно установить, какие займы были погашены. МАЦЕЛЕВИЧ пояснил, что не всегда займы гасились непосредственно деньгами – порой в виде зачетов взаимных требований, а это не могло быть отражено в выписках с расчетных счетов.

 

«Триумф» и К°

Также МАЦЕЛЕВИЧУ вменяется и другое хищение: приобретение «СТИНКО» ценных бумаг ООО «Торгресурс» (80 миллионов рублей), ООО «Строймонолит-Сервис» (28 миллионов рублей), ООО «Триумф» (95 миллионов рублей), ООО «ДорСтройСервис» (180 миллионов рублей). По версии следствия, указанные юридические лица не осуществляли реальную хозяйственную деятельность. Однако, как заметил подсудимый, никакие документы по поводу их финансового положения истребованы и изучены не были – соответственно, нет и доказательств того, что участники ОПГ распределили средства по своему усмотрению. МАЦЕЛЕВИЧ снова отметил, что Центробанк РФ, имеющий доступ ко всей документации «СТИНКО», не высказывал никаких подозрений по поводу заключения якобы фиктивных договоров и прочего – а ведь сложно не заметить, когда компания платит 383 миллиона рублей, не получая взамен никаких ценных бумаг. Также он повторил аргумент о том, что конкурсный управляющий страховой компании не обнаружил просроченной дебиторской задолженности у указанных фирм. А при проведении очередной экспертизы, коих в этом деле масса, перед специалистами не ставился главный, с точки зрения подсудимого, вопрос: какой доход получила «СТИНКО» от приобретения указанных ценных бумаг. Он был, уверял МАЦЕЛЕВИЧ, и это главное.

 

Потерпевшие

Затем подсудимый перешел к потерпевшим в уголовном деле (кроме «СТИНКО», представляемую конкурсным управляющим) – дольщикам ЗАО «Саратовгесстрой». МАЦЕЛЕВИЧ пояснил, что согласно договорам страхования, дольщики их сторонами, в полном соответствии с законодательством, не являлись – те заключались между страхователями-застройщиками и страховщиком ООО «СТИНКО». Дольщики никакие денежные средства не вносили, а значит и понести никакие убытки (опять же вменяемые экс-главе СРО «Первая гильдия строителей» как хищение) не могли:

В рамках уголовного дела целый ряд дольщиков ЗАО «Саратовгесстрой» подал гражданские иски на сумму бОльшую, чем они уплатили застройщику по договорам долевого участия. В общей сложности эти дольщики не доплатили за реальные квартиры несколько десятков миллионов рублей.

 Само собой, раздосадованные банкротством застройщика дольщики включали в свои исковые требования компенсации за моральный ущерб.

 Завершил же свое выступление МАЦЕЛЕВИЧ напоминанием о том, что ему необходимо содержать троих несовершеннолетних детей и престарелых родителей. Тяжело ему находиться под стражей и в силу хронического заболевания.

 Напоследок подсудимый воспользовался своим правом не отвечать на вопросы участников процесса. Требования потерпевших по гражданским искам он не признал: его действия не могли нанести вреда ООО «СТИНКО», поскольку он сам (через другую подконтрольную фирму) является единственным учредителем общества, приобрел же он страховую компанию практически без активов; дольщикам тем более – денег у «СТИНКО» было больше, чем требовалось на страховые выплаты для обанкротившейся компании.

 Приговор по делу скорее всего будет вынесен до наступления 2020 года.

 

Анастасия Павлова

 

 

<<Вернуться

/var/www1/aehabarov