ПУЗЫРЕВА предполагает, что следователь давил на свидетелей

А ПУШКО ходатайствовал перед судом о замене журналиста «Коммерческих вестей»

8 ноября в Первомайском районном суде Омска продолжилось рассмотрение громкого уголовного дела, возбужденного в отношении директора ООО «Экономико-правовой центр» Андрея ПУШКО и бывшего директора омского филиала ООО «Витас – банк» Тамары ПУЗЫРЕВОЙ. Они обвиняются в незаконной банковской деятельности. Тамара ПУЗЫРЕВА своей вины не признает, считает, что действовала в рамках закона, с ПУШКО никакого сговора не имела, сейчас она находится под подпиской о невыезде. Андрей ПУШКО вину признал, однако также отрицает сговор с ПУЗЫРЕВОЙ и не соглашается с суммой, которая ему вменяется в качестве извлеченного незаконного дохода (144 млн рублей). ПУШКО с 1 сентября 2008 года по 20 февраля 2009 года содержался под стражей, а затем его выпустили под подписку о невыезде, когда он признал свою вину и начал активно сотрудничать со следствием. Расследованием дела занимался Следственный отдел УФСБ России по Омской области. Судебное разбирательство ведет судья Владимир УШАКОВ. Сторону обвинения представляет старший помощник прокурора САО Лариса КРУТИКОВА. Сторону защиты — адвокаты Андрей ХАБАРОВ и Павел ПАСТУХОВ (защита ПУЗЫРЕВОЙ) и адвокат Игорь ХОДАРЕВ (защита ПУШКО).

ПУШКО потребовал отвода журналиста

В начале заседания подсудимый ПУШКО заявил ходатайство о том, чтобы суд заменил журналиста, освещающего ход судебного разбирательства. Андрея Валерьевича не устраивает то, что корреспондент «КВ» пишет очень подробные репортажи и читатели газеты узнают чуть ли не о каждом слове, произнесенном в зале суда. Судья Владимир УШАКОВ, улыбнувшись, объяснил ПУШКО, что журналисту заявить отвод не получится, так как он не является участником судопроизводства. На то, чтобы удалить корреспондента из зала, нет оснований — порядок она не нарушает, а на открытом судебном заседании согласно ст. 241 УПК РФ свободно может присутствовать любой гражданин РФ, потому что деятельность судов у нас открытая и доступная.

Следователь спрятал уголовное дело?

В этот день суд занимался исследованием материалов дела. Выяснился любопытный факт — к уголовному делу ПУШКО и ПУЗЫРЕВОЙ следователь зачем-то приобщил уголовное дело, возбужденное в отношении нотариуса АНТОНЕНКО О. А. Фрагменты печати именно этого нотариуса были обнаружены сотрудниками УФСБ по Омской области в офисе у ПУШКО, а также 100 доверенностей, оформленных на несуществующих либо подставных лиц, на получение наличных денег на омском почтамте.

— Для чего следователь это сделал — спрятал одно уголовное дело в другое, как в матрешку, мне не понятно. Из-за этого расследование по делу нотариуса приостановлено, иобвиняемого АНТОНЕНКО никто не разыскивает. Зато по делу ПУШКО и ПУЗЫРЕВОЙ появился целый дополнительный том. Придется мне по этому поводу вынести частное постановление, — обратился к участникам процесса судья.

Обвинительное так и не довели до ума

«КВ» уже писали о том, что в обвинительном заключении, которое сейчас предъявляется Тамаре ПУЗЫРЕВОЙ, ей вменяется преступление, предусмотренноеп. б ч. 2 ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность), в старой редакции Федерального закона № 30 от 11 марта 2003 года, которая в апреле текущего года уже утратила свою силу. Таким образом, получается, что следствие обвиняет ПУЗЫРЕВУ в «осуществлении банковской деятельности (банковских операций) с нарушением лицензионных требований и условий, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору» и приводит суду доказательства именно в соответствии с данной формулировкой. В то же время ФЗ № 60 от 7 апреля 2010 года уже исключил из ст. 172 УК РФ слова «или с нарушением лицензионных требований и условий,« и оставил только «осуществление банковской деятельности (банковских операций) без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно». Так как с лицензией на осуществление банковской деятельности у ООО «Витас – банк» все было впорядке, теперь стало не понятно, что же противозаконного совершила ПУЗЫРЕВА.

Так вот оказалось, что последний вариант обвинительного заключения, который сейчас вменяется ПУЗЫРЕВОЙ, является уже четвертым по счету — в материалах дела имеются все предыдущие версии преступной деятельности подсудимой. Выходит, что следствие уже несколько раз переделывало обвинительное заключение, но так и не довело его до ума. Например, в одной из версий обвинительного следствие утверждало, что ПУЗЫРЕВА оказывала пособничество ПУШКО в легализации денежных средств. В деле есть ходатайство защитника ПУЗЫРЕВОЙ — адвоката Андрея ХАБАРОВА о том, что в данном случае в ее действиях нет состава преступления. По мнению адвоката, так как у ПУЗЫРЕВОЙ имелась доверенность от головного офиса «Витас-банка» на проведение кассовых операций, оказание инкассаторских услуг ит. п., то она вовсе не пособничеством занималась, а просто выполняла свои должностные обязанности. Следователь отказал адвокату в удовлетворении ходатайства, но «пособничество» в обвинительном заключении было заменено на «предварительный сговор». Однако опять вышла неувязочка — ст. 172 УК РФ вообще не предусматривает «предварительный сговор» — только «организованную группу», ноп. а, в котором об этом говорится, ни ПУЗЫРЕВОЙ, ни ПУШКО не вменяется.

Тамара ПУЗЫРЕВА пояснила суду, что в соответствии со ст. 846 ГК РФ, у нее не было никаких оснований отказать ПУШКО в открытии расчетных счетов в «Витас-банке». Это было бы возможно только, если бы ПУШКО не предоставил каких-либо необходимых документов. А просто подозрение в легализации — это не основание, иначе ПУШКО, как и любой другой клиент, смог бы обжаловать неправомерный отказ банка в суде.

«Уловки следствия теперь не докажешь..»

ПУЗЫРЕВА. Когда я знакомилась с материалами дела, следователь сбросил мне протоколы допросов всех свидетелей на флешку. Так вот я обнаружила, что первоначальные тексты этих допросов намеренно были изменены следователем не в мою пользу. Флешку я отдала на экспертизу, которая показала, что в тексты некоторых допросов, например Александра ДУБКА, действительно вносились изменения спустя 11 месяцев с момента их создания, а потом они повторно выводились на печать, видимо, для того, чтобы ДУБОК их переподписал. Что касается рукописных протоколов, то в них также есть явное разногласие оттенков цвета пасты, которой они написаны. Сами свидетели, например, инкассаторы «Витас-банка» подтвердили мне, что действительно на допросе у следователя они были дважды, а кто и трижды, но протокол допроса почему-то был составлен только от одной даты. Ну, если следователь три раза допрашивал человека с интервалами в полгода, причем по разным материалам дела, то почему же не составил три отдельных соответствующих протокола, для чего ему нужно было задним числом вносить изменения или дополнять уже имеющийся в деле первоначальный протокол?!

Суд. Так почему же эти инкассаторы спокойно подписали ненадлежаще составленные протоколы допроса, почему не пожаловались?

ПУЗЫРЕВА. Они сказали мне, что следователь на них давил.

Суд. Что значит давил у них вообще гражданская позиция какая-нибудь имеется...

ПУЗЫРЕВА. Ну, это же инкассаторы — рядовые сотрудники.

Суд. То есть вы хотите сказать, что следователь в период предварительного следствия оказывал на свидетелей давление и они меняли свои показания уже не в вашу пользу?

ПУЗЫРЕВА. Да, я уверена в этом на 250%.

Суд. А сам следователь, что говорит по этому поводу?

ПУЗЫРЕВА. Конечно же, все отрицает. Я понимаю, что уловки следствия теперь не докажешь...

«КВ» будут следить за ходом разбирательства.

Олеся КУЗНЕЦОВА

<<Вернуться

Из СМИ

/var/www1/aehabarov